Художник Илья Клейнер
О художнике | Работы | Фотоальбом | Отзывы | Библиотека | Обратная связь

Тулуз-Лотрек. Они

Для апрельского Салона ста Лотрек создал еще один плакат, на котором он снова изобразил пассажирку из 54-й, написав ее в тонком, изысканном колорите. После этого он вновь вернулся к проституткам. Одно время он, по совету Жуаяна, собирался иллюстрировать "Проститутку Элизу" Эдмона Гонкура и даже сделал несколько рисунков и акварельных набросков на полях книги, но потом охладел к этой работе и предпочел составить альбом литографий, посвященный обитательницам домов терпимости. Этот альбом должен был состоять из десяти листов, объединенных под коротким названием "Проститутка". Однако вскоре Лотрек придумал другое название, которое гораздо удачнее выражало его собственное, особое отношение к миру проституток: "Они". Этим словом Лотрек объединял всех женщин вообще, безо всякого различия. Выбрав такое название, он тем самым хотел как можно ярче подчеркнуть, что лично он не видит никакой разницы между проститутками и всеми остальными женщинами, что этой разницы просто не существует.

Жан Адемар говоря о том, как родилось название альбома, утверждает, что некоторые друзья Лотрека разделяли его убеждения. Он приводит цитату из "Мемуаров степенного молодого человека" Тристана Бернара: "Лежа на обитом репсом диване, Даниэль наблюдал за деятельностью весьма упитанной особы, которую, если забыть, что она почти голая, можно было принять за обыкновенную горничную - так она проворно орудовала разными кувшинами и ведрами".

В этой серии литографий Лотрек изобразил Ша-Ю-Као, единственную танцовщицу в "Мулен Руж", о которой с похвалой отзывался Валентин Бескостный. Ша-Ю-Као выступала клоуном в "Новом цирке" и танцевала в кабаре Оллера. Лотрек уже раз изобразил ее: нежно обнявшись с подругой, она танцует вальс ("Вальсирующие женщины"). За последние месяцы он сделал с нее много этюдов, написал ее в цирковом костюме - в шарова pax до колен, в лифе с пышными оборками и большом белом остроконечном колпаке, украшенном желтыми лентами.

Возможно, что интерес к Ша-Ю-Као вызван был увлечением художника лесбиянками. "Господин Анри" стал своим человеком не только на улице Мулен, но и завсегдатаем одного из баров на улице Бреда - сегодня она переименована в улицу Анри Монье, недалеко от площади Пигаль. В "Ла сури" собиралась стайка женщин, которых изолировало от мира и объединяло друг с другом общее извращение. Они приходили сюда "семьями". Содержательница бара, некая мадам

Пальмир, полная, добрая женщина, на первый взгляд производила отталкивающее впечатление и была в чем-то похожа на своего маленького бульдога Бубуля. Шери-Бубуль был поразительным существом. Он ненавидел женский пол и, дико ревнуя свою хозяйку, норовил вцепиться в икры клиенток или как следует "полить" их.

В этот специфический бар иногда забредали мужчины, но, увидев "субчиков" с полным отсутствием растительности на щеках, "одетых в строгие пиджаки, в рубашки с накрахмаленными воротничками", они там долго не задерживались. А Лотреку атмосфера бара пришлась по вкусу. Женщина и любовь, какой бы облик они ни принимали и где бы он с ними ни сталкивался, всегда околдовывали его. Он напоминал ночных бабочек, которые преодолевают огромные пространства, привлеченные запахом бабочки-самки.

Он упивался порочной атмосферой "Ла сури" - "Ла тури" произносил он. Здесь он чувствовал себя, как всегда в женском обществе, непринужденно и естественно. Одни из этих женщин были мужеподобны, коротко подстрижены и носили галстуки, другие - подчеркнуто женственные, томные, драпировались в кричащие хламиды.

Парочки кокетничали, ссорились, мирились, ворковали, играли в карты или в кости и без умолку болтали. Все курили. Кто - толстые сигары, кто - восточные сигареты. Пепельницы наполнялись окурками со следами губной помады. Вот одна из клиенток, наркоманка с расширенными зрачками, достает из сумочки шприц и направляется в туалет. Воздух в кафе насыщен алкоголем, мускусом, амброй и пачулями, струятся запахи морфия и эфира. В уголке сидит старуха с дряблым пожелтевшим лицом, покрытым штукатуркой косметики, и с похотливой улыбкой сладострастно гладит коленку совсем юной девице, которую привело сюда извращенное любопытство, - одна из тех, кто "украшается пороком, как шляпкой с цветком".

"Женщина, влюбленная в другую, - говорит Лотрек, - самое безумное существо". Глаза старухи горят. Лотрек в своей стихии. Он наблюдает и рисует. Польщенные вниманием художника посетительницы "Ла сури" охотно позируют. Они советуются с ним, просят его быть посредником. Они приняли его в свою среду. Да это и понятно - он такой же изгой, как и они.

Лотрек не довольствовался зрелищем "Ла сури". Время от времени он "организует сладострастные спектакли... сапфические сеансы". Он приглашает одну из лесбиянок из "Ла сури", по прозвищу Жаба, в дом свиданий на улице Миромениль, знакомит ее с другими девицами, а сам становится "страстным наблюдателем" их любовных ласк.

Пeppюшo A.

Библиотека » Жизнь Тулуз-Лотрека




Выставка работ
Портрет
Декор-стиль
Пейзаж
Кабо-Верде
Натюрморт
Мозаика
Жанровые
Тема любви
Love-art
Религия
Соц-арт
Различные жанры
Памяти Маркиша
Холокост
Книги
Улыбка заката
На сквозняке эпох
Поэмы, рассказы
Кто ты, Джуна?