Художник Илья Клейнер

Илья Клейнер. Встреча с Джуной

...В последний свой приездв Москву летом 2013 года я вновь встречался со своими друзьями Александром Кацурой, Фазилем Искандером, Наташей Авериной ("Синеглазкой"), Ксенией Атаровой, Михаилом Штеренбергом, Юрием Левиным.

Особенно запомнилась встреча с моей одинокой и всемирно известной Джуной. Опять, как и в прежние года, у подъезда её дома на Арбате и в самой квартире огромное количество людей, разуверившихся в отечественной медицине и пришедших к ней в надежде на исцеление. И она никому не отказывает, до глубокой ночи волхвует, посылая через свои пассы им свою живительную силу. Сегодня в её кабинете стоят приборы – аппараты, в основу работы которых заложена чудодейственная энергетика самой Джуны.

Как и почему это происходит – для меня остается тайной. Но главное – результат. И результат тот поразителен. Там, где ничего не могла сделать наша медицина – делали волшебные руки моей Джуны, её дистанционные пассы, энергия приборов. И подумалось мне тогда, вот кто действительно достоин Нобелевской премии, так это Джуна. Когда я об этом ей сказал, она задумчиво посмотрела на меня, затем тяжело вздохнула, неожиданно улыбнулась и стремительно выбежала к своим больным и страждущим.

Но больше всего меня поразило в Джуне её одиночество и неизбывная грусть и боль по сыну Вахо, который так рано и трагически ушел из жизни. Мне потом её друзья сказали, что она каждую неделю приезжает на Ваганьковское кладбищек могиле своего сына, ставит цветы и долго-долго стоит у надгробного памятника. Воистину горе этой женщины неизбывно. Оно – вселено и надмирно и не подлежит никакому человеческому пониманию. Я был потрясен одиночеством этой женщины, вокруг которой бурлит и клокочет людской мир. В одном из моих приходов к ней я подарил ей свою "Колыбельную", написанную от её лица. В ответ она обняла и поцеловала меня:

Колыбельная Вахо

(Мольба матери)

Ты ушел сынок от мамы,
не спросив её.
А у мамы в сердце раны –
чёрное жнивьё

Нету слёз моих, давно я
выплакала всё.
Без тебя мне жизнь – неволя,
призрачный успех.

Спи Вахо – моя малышка.
Баюшки – баю,
Колыбельную неслышно
я тебе спою.

Смерть не властна над тобою,
как и надо мной.
Ты всегда, всегда со мною,
ты всегда живой.

Я молюсь над смертным ложе
сына моего:
– Боже, праведный, мой Боже,
возлюби его!

Возлюби, как только можешь
Ты Один и я,
Всепрощающий мой Боже –
Правда бытия!

Я израненную душу
отдаю другим,
И в жару, и в холод, стужу
сирым и больным.

О, как трудно, невозможно
мне теперь одной.
Поднимаю руки к Звёздам
над чужой бедой.

И со мной незримо, рядом
мой Вахо стоит,
Боль чужую лечит взглядом
через взмах моих

В мире нас ничто не может
с сыном разлучить.
Возлюби его, мой Боже,
чтобы мне пожить.

За него, что он не дожил,
не прожил своё,
Я молю, тебя, мой Боже.
Больше ничего.

Аа-ааа..., аа, – а а а ...!

Илья Клейнер. 2011-2014

Библиотека » Илья Клейнер. Улыбка заката. Автобиографическая повесть




Выставка работ
Книги