Художник Илья Клейнер

Илья Клейнер. О серии портретов "Знаменитые евреи мира"

В эти же дни я передал в дар литературному музею Пушкина на Остоженке, в котором я когда-то работал художником, две живописные работы, посвящённые русскому гению. Одна из них называется "Накануне дуэли", вторая – "если бы жив был Пушкин".

Недавно я узнал, что вышел в свет мой новый роман в издательстве "Радуга" "Воспаление души".

... Сейчас за окном сентябрь 2013 года. Невыносимо больно писать, но с 2009 года по настоящее время ушли из жизни мои друзья: мыслитель Юрий Корякин, писатель Борис Васильев, его жена Зоренька, пианист Николай Петров. Их больше нет, а я есть. Но где их нет, на земле? Да. На Земле их нет, но на небесах их души бессмертны, они живут в памяти друзей, родных и близких. И эта вера согревает моё осиротевшее сердце. Но жизнь продолжается.

... За эти четыре года я создал живописную серию портретов "Знаменитые евреи мира", начинается которая с древнейших, библейских времён и по настоящее время. Без ложной скромности,– поверьте мне на слово, – могу смело утверждать, что в мире нет второго художника, который создал бы такое количество живописных портретов. Ни од...но...го. Пройдитесь по своей памяти и Вы убедитесь в правдивости моих слов. 2500 портретов! Плюс 2500 биографий.

Мои персоны настолько увлекли моё воображение, что времени не оставалось на что-то иное. Я работал без выходных и даже тогда, когда находился в так называемом "отпуске" в Москве. Причём, соблюдая внешнюю достоверность каждого персонажа, я стремился через его судьбу, его время запечатлеть на холсте, картоне и оргалите его внутренний мир, его психологию, его неповторимую индивидуальность. А для этого потребовалось перелопатить огромное количество книг, газет, журнальных статей, воспользоваться интернетом, воспоминаниями тех людей, которые с тем или иным персонажем моей серии встречались при жизни.

Основная масса портретируемых – это те, которых с нами нет, которые ушли на встречус большинством в иной мир. К примеру, те же библейские персонажи. И здесь на помощь мне приходили история, литература, живописные творения тех же мастеров Высокого Возрождения: Рафаэль, Джотто, Леонардо да Винчи, Микеланджело и другие гениальные художники. Низкий им поклон за это!

Ну, а как мне было поступать с теми, чьи изображения история не сохранила? Писал по воображению, опираясь на знание историографического и литературного материалов.

Погружаясь в этот безбрежный и завораживающий мир еврейских судеб, я открывал для себя совершенно неожиданные факты. Например, я могу спросить любого человека: "Назовите, любезнейший, настоящее имя Карла Маркса?" Уверен, что из 1000 человек едва ли найдутся 2-3 человека, которые уверенно произнесут: "Настоящее имя этого человека, внука двух раввинов

– Моисей Мордехай Леви. Карл Маркс – это псевдоним".

Открываю другую толстенную книгу"Знаменитые евреи мира", выпущенную аж в 1904 году, которая явилась ответом на страшную волну прокатившихся по России еврейским погромам и читаю:"Карл Маркс с присущим ему еврейским остроумием, – да, да, так и сказано, – попытался в своём "Капитале" раскрыть суть прибавочной стоимости..."Читаю дальше, и глазам своим не верю. Эту цитату можно было бы сделать плакатом и выставить его, скажем, в том же аэропорту "Шереметьево", чтобы читали все еврейские эмигранты, покидающие Россию. А звучит эта цитата так: "Моя родина там, где мне хорошо работается!" Не в бровь, а в глаз. И таких находок уйма.

Безусловно, подобные открытия создавали дополнительный творческий импульс в написании моих портретов. Я, как Колумб (кстати, Колумб тоже был евреем) неожиданно открывал для себя новые земли и страны, имя которым – "Великие и знаменитые евреи мира". Например, иди и знай, что Сервантес, Франко, Сталлоне, Ван Дам, поэтесса Римма Казакова или актёр Дмитрий Певцов – евреи? Но это так.

Конечно, я хотел бы, чтобы в мою серию вошли такие имена, как имя моего друга, гениального пианиста ХХ века Николая Петрова или имя Владимира Высоцкого. Ведь в их жилах текла еврейская кровь. Но не тут-то было. Папы у них были евреями, а мамы – русские. Следовательно, по Галахе, они были не евреями. Ибо по Галахе евреем может называться тот человек, у которого мама – еврейка. Вот почему к отбору своих персонажей я подходил с особым тщанием, не позволяя себе никаких вольностей.

Сейчас в моей мастерской в Потсдаме стоят 13 коробок с портретами и биографиями "Великих и знаменитых евреев".

Недавно я узнал от моего друга, главы еврейской общины Потсдама Михаила Ткача, что в городе Белице (недалеко от Берлина) по моему проекту будет возведён памятник, посвященный руководителю и учителю гимназии глухонемых еврейских детишек Сали Байну, который повторил подвиг Корчака и погиб с детьми в газовой камере в годы фашистского геноцида. Вот так тема холокоста вновь прошла по моему сердцу. Оставив на нём незаживающие раны. На памятнике будут высечены слова: "Пока мы помним – мы живём!"

Илья Клейнер. 2011-2014

Библиотека » Илья Клейнер. Улыбка заката. Автобиографическая повесть




Выставка работ
Книги