Художник Илья Клейнер

Илья Клейнер. Талантбыть человеком

Мы – люди квартирного времени. Покамы ещё не можем погрузиться и раствориться в Большом планетарном времени, в котором всё взаимосвязано и взаимообусловлено, ничего не приходит случайно и не уходит случайно. Нравственно чистый этнос Земли и будет накопителем этого Большого времени -хранилищем Общечеловеческих ценностей. Пока же мы сваливаем в наше неопределённое будущее время, как в отстойник, наши грехи, пороки и аномалии. Я могу предположить, что эта транскрипция регресса происходит на генетическом уровне. Мы сегодня, сейчас создаём зоны греха в будущем, которые через муки и страдания будут искупать наши потомки. Уже сегодня генетики обнаружили гены страха и агрессивности, которые передаются по наследству. Создание греховностибудущего будет происходить до тех пор, пока не произойдёт преображение нашего сердца.

До тех пор, пока человечество будет пребывать в мире бездуховности, до тех пор, пока материальная сторона жизни будет поглощать всё наше существо, выделяя лишь миллиметры сердечного пространства на откуп крохам духовного воспарения, до тех пор гении и таланты на земле будут находиться в системе отчуждения и неприятия.

Ну что вы, ну что вы? Всё это потом,
за нерасцветшей во сне абрикосовой веткой,
За сеткой на окнах, за мотыльком,
за тенью ещё нерождённого сна
в глазницахещё годовалого сына.
Всё это потом, за чертой горизонта,

Когда вас отплачут и отгорюют,
и в боль опрокинут стакан поминальный,
И разойдутся в привычные даты,
оставив скучать на планете лопаты
до нового срока в седой коловерти
на жизненном вздохе и выдохе смерти.

Солдаты печали на листьях крапивы
уставшей отчизны и гимнов недолгих,
Всё это потом, за стеной коммуналки
российской Бутырки над миской похлёбки,
где каждая ложка стремится с избытком
наполнить свою персональную тушку.

Когда же свершится всё это, вам скажут
и даже расскажут и даже покажут
кино вашей жизни по кадрам, в секундах,
без пудры и грима по истинной сути,
до самых глубин вашей правды и фальши,
до самых истоков. И дальше, за дальше.

Вот здесь вы на дыбе безумного пьянства,
хрипя и рыдая над образом брата,
его распинали гвоздями проклятий.
А рядом, оглохнув от горяи срама,
руками закрыла слепые глазницы
старуха по имени Дева Мария.

Вот здесь вы смолчали. Вот здесь вы уснули.
Не ваши печали. И пули не ваши.
И думалось вам – обойдётся, не страшно.
Но кто-то был изгнан, оболган и предан,
а кто-то навеки уснул под забором
без вашей заботы и ломтика хлеба.

Здесь чествует вас инквизитор бесчестья.
А здесь вознесли вы себя на котурны
из сахарной пыли всезнайства и чванства,
считая бессмертным удел свой наземный,
Не слыша, как в чёрно-кровавых зарницах
кричит троекратно петух над Россией.

А здесь вы жену совращаете друга,
а здесь отслюнявили нищему трёшку,
как-будто себе индульгенцию выдав
на право ещё не пришедшим порокам.
Но жалость в границах секундыне жалость,
а только заявка гордыни на самость.

А здесь вы на якоре в бухте везенья
на мизерах сняли четвёртую пульку.
Но сблефовали. И фарт отвернулся.
Вы изгнаны были и были побиты.
И долго горела щека от удара
ни в чём не повинного вашего сына.

А здесь вы упали челом раскалённым
в библейскую мудрость небесной святыни,
И задохнулись от сладостной ноши,
И руки простёрли к настенной иконке.
И вспыхнула свечка от радости тихой,
лицо озарив ваше пламенем чистым.

О, как вы прекрасны и светоносны,
О, как изумительны вы в покаяньи.
Смотрите, смотрите, ведь это над вами
венкииз ромашек плетут херувимы,
и синие волны прибрежных столетий
счастливые рожицы их отражают.

А здесь вы воистину Богоподобны!
Смотрите, какое вы доброе дело вершите,
Смотрите, как солнце любуется вами,
как долго оно в этот день не заходит
И не было ночи. И ночь отступила.
Вы сами явили собою светило.

Вот так бы и дальше торить вам дорогу
от вашего сердца к небесному Богу.
Но вы отшатнулись от вертикали,
поскольку в себе вы себя не признали.
И отвернулись от радостной муки
в традиционные мысли и звуки.

В прихожей гостиной, на гвоздике ржавом,
в футляре для скрипки хранится картофель.
А рядом – волшебный смычок Страдивари
играет осенний ноктюрн мухобойки.
Звезда в поднебесье. Россия. Окно.
Храпящий мужик. Папироса. Вино.

Хочется верить, что в будущем жизнь таланта будет более светлой. Но противоречия между талантом и обществом будут всегда. Невозможно представить мир людей будущего причесанными под одну гребёнку. Несовершенство всегда будет иметь место в мире. В противном случае наступит энтропия духаи мир погибнет. Но это не угрожает человечеству, ибо мир царства идеального в земных условиях невозможен.

С годами я прихожу к мысли, что всё-таки талантбыть человеком выше, чем талант в искусстве или науке. Пример тому -жизнь моей мамы, которая каждый день проживала в согласии со своей совестью и в то же время считала, что унеё много грехов перед Богом и людьми. Но я-то знал, что для неё делать добро, жить по сердцу, а не по разуму, отдать последнее, но ничего не просить взамен, жалеть, но не судить, всю жизнь трудиться, было также естественно, как дышать.

Поступай всегда по сердцу, сынок. Оно не обманет!" – вот этот материнский завет я храню и помню, стараясь ежедневно следовать ему.

Заканчивая эту часть своего повествования, я неожиданно вспомнил маленькую притчу о святом Франциске Адисском.

Работает Франциск в огороде. Подходит к нему человек и спрашивает: "Что ты будешь делать, святой отец, если узнаешь, что завтра наступит конец света?"

Святой Франциск посмотрел на него, улыбнулся и тихо ответил: "Закончу работу на огороде".

Вот это и есть урок гениальности и таланта в своей мудрой простоте и естественности, наполненный Богоугодным делом.

Илья Клейнер. 2011-2014

Библиотека » Илья Клейнер. Улыбка заката. Автобиографическая повесть




Выставка работ
Книги