Художник Илья Клейнер

Илья Клейнер. Тоталитарная система сталинизма и тоталитарное искусство

Тоталитарная система сталинизма порождала и тоталитарное искусство и литературу, исходя из пресловутого "метода социалистического реализма", оно являлось сугубо классовым и партийным, насквозь лживым и антинародным, на котором воспитывалось несколько поколений Страны Советов.

Помпезный, византийский стиль проник в монументальное искусство. Гигантские торсы шахтёров, металлургов венчали административные здания и площади наших городов.

Почти в каждой провинциальной дыре где-нибудь в сквере стояла девушка с веслом - алебастровый символ мощи и здоровья советских людей. Десятки тысяч кучерявых головок Володи Ульянова, Павлика Морозова и трубящих горнистов, выкрашенных серебристой краской, были неотъемлемой атрибутикой наших школ и пионерских лагерей. Целая армия форматоров и скульпторов местных отделений Союза художников тиражировала по единому клише статуи и бюсты Ленина и Сталина.

Накануне всенародных празднеств – Первого мая, октябрьской революции, Дня Победы – художники-оформители, используя метод "сухотёрки", по клеточкам переносили фотографические изображения членов Политбюро на огромные холсты, которые затем, пройдя строгий партийный контроль, вывешивались на несколько дней на стенах горкомов и обкомов партий.

Я знал одного престарелого художника-оформителя М.., о котором в Москве ходили легенды. Где-то по пьяному делу среди своих друзей он похвастался, что за одну ночь сможет написать маслом весь состав членов Политбюро. Об этом узнали те, кому нужно было узнать, пригласили его на Лубянку, поставили перед ним 13 холстов на подрамнике, каждый размером 2 на 3 метра, и сказали: "Работай! Но смотри, если не.." Далее шли слова, которые лучше здесь не произносить. Но художник Мю оказался не из робкого десятка и потребовал от гэбистов ещё и литр водки. Прошла ночь. Когда в 9 часов утра комитетчики открыли запертые двери, то перед ними предстала следующая картина: на сдвинутых столах мирно похрапывал художник М., обняв недопитую вторую бутылку, а у стены стояли 13 прекрасно исполненных портретов членов Политбюро.

Зловещие лики власти в годы тоталитаризма, как кафкианская чума, в личине общенациональной добродетели и правды в последней инстанции, проникая в литературу и искусство, не только корёжили общественное сознание, но и обескровливали, обесценивали и собственную природу таланта, делая его законопослушной идеологической проституткой. Но было бы неверным с моей стороны всех писателей и поэтов, композиторов и певцов, художников и артистов, учёных и философов эпохи диктатуры пролетариата чохом валить в одну кучу. Такой упрощенный и односторонний подход искажал бы действительность. Ведь именно в это страшное время на сцене Большого театра шли прекрасные оперы "Борис Годунов", "Князь Игорь", "Хованщина", "Евгений Онегин", "Пиковая дама", "Иван Сусанин", "Садко", оперы Дж. Верди, Ж.Бизе, Ш.Гуно, классические оперы "Алмаст" А.Спендиарова, "Абесалом и Этери" З.Павлиашвили. Именно в Большом театре в 1948 году была поставлена "Проданная невеста" Б. Сметаны, а в 1946 году "Галька" С. Монюшко. Именно в это время шли такие балеты, как "Красный мак", "Медный всадник" Р. Глиэра, "Пламя Парижа", "Бахчисарайский фонтан" Б.Астафьева, "Ромео и Джульетта" С. Прокофьева, "Спартак" А.Хачатуряна. Именно в это время во всём блеске своего таланта звучали прекрасные голоса И. Козловского, С. Лемешева, И. Пирогова, М. Михайлова, А. Иванова, М. Рейзена, Г. Нелеппа, Н. Ханаева, А. Неждановой, Н. Обуховой, В. Барковой, Е. Степановой, Г. Вишневской, И. Архиповой. Балет Большого театра представлял собой явление мирового значения: Г. Уланова, О. Лепешинская, М. Семёнова, М. Плисецкая, Л. Семеняка, Н. Тимофеева, Ю. Жданов, М. Лиепа и многие другие.

А какие были актёры и режиссёры: Станиславский, Немирович-Данченко, Таиров, Мейерхольд. Это было действительно событием в культурной жизни страны Советов, когда на сцену выходили Качалов, Кедров, Москвин, Жаров, Сохновский, Гоголева, Бабанова, Пашенная, Яблочкина, Зуева, Мансурова, Тарханов, Михоэлс, Орлов, Симонов, Яхонтов, Журавлёв, Тарасова, Грибов, Яншин, Ульянов, Яковлев. Виртуозное мастерство, проникновенность, нежнейший лиризм характеризовали искусство таких мастеров как

Ойстрах, Коган, Ростропович, Козолупова, Эрдели, Гилельс, Рихтер, Оборин, Петров.

Например, пройти школу игры Ямпольского или Нейгауза во всём музыкальном мире считалось высоко престижным делом. Не представляется возможным привести имена всех выдающихся людей в различных сферах духовной и научной деятельности в эпоху тоталитаризма. Только одно их перечисление заняло бы несколько десятков страниц текста. Но всё-таки не удержусь, чтобы не назвать "на вскидку" несколько таких имён: Павлов, Бехтерев, братья Вавиловы, Ландау, Капица, Курчатов, Королёв, Александров, Буткер, Гольдберг, Кацура, Штеренберг. Иофе, Левин, Эйзенштейн, Пудовкин, Бахтин, Лосев, Лотман, Звегинцев, Берковский, Блюменфельд, Михалевич, Тынянов, Полищук, Щербинина, Волошин, Милюков, Тальберг и т.д. Любая из вышеназванных фамилий могла бы стать гордостью в науке или искусстве любой страны.

Всякая тоталитарная система, основанная на системе подчинения и абсолютного подавления свободы мышления своих граждан, используя со времён Римской империи принцип "хлеба и зрелищ", через различные формы идеологического воздействия, стремилась увековечить свою силу и мощь, правомерность и необходимость внутренней и внешней политики. В этом смысле политика сталинской диктатуры практически ничем не отличалась от идеологии Гитлера и Муссолини. Достаточно сегодня сравнить кинохронику тех лет, запечатлевшую факельные шествия по площадям и стадионам гитлеровских молодчиков, парады эсесовцев, с демонстрациями трудящихся на Красной площади, чтобы убедиться в их внутреннем дьявольском единстве. Причём, нужно отдать должное их устроителям, с каким внешним блеском, размахом выстраивались эти шествия, на потрясающее гипнотическое воздействие на сознание своих сограждан. Об этом не принято говорить, но до сегодняшнего дня считается, что чёрный эсэсовский костюм, начиная от кокарды, блестящих ремней и кончая партийными значками различия, является непревзойдённым образцом в военной форме ХХ века.

Илья Клейнер. 2011-2014

Библиотека » Илья Клейнер. Улыбка заката. Автобиографическая повесть




Выставка работ
Книги