Художник Илья Клейнер

Илья Клейнер. Человек – творец своей судьбы

3-4 октября 1994 года, когда у Белого дома рвались снаряды и решалась судьба российской демократии, я, вместе с женой и мамой, находились в Израиле по приглашению нашего старого друга профессора И.Фридманаса. В самом центре Москвы осталась наша дочь, бабушка, брат с семьёй. Мы понимали, что продление нашего пребывания в Израиле, о котором я просил посла Александра Бовина - не возможно. На полупустом самолёте мы вернулись 6 октября в Россию, проведя бессонную ночь в аэропорту Шереметьево-2, т.к. в столице был введён комендантский режим. Можно представить всю радость, охватившую нас, когда мы застали всех наших живыми и невредимыми. Сегодня эти трагические события стали достоянием истории, режим Б.Ельцина одержал победу, из Лефортовской тюрьмы на волю выпущены Хасбулатов,

Руцкой и компания. (Удивительное и поразительное понятие свободы и прав человека у наших "гудошников" из Государственной Думы).

Сегодня, как никогда, я понимаю, что одно из основных свойств отечественной ментальности уходит глубинными корнями в метафизическую историю русской души, в которой женское начало являлось доминирующим. Вот это "вечное бабье" (Н.Бердяев) и порождает в каждом россиянине ту ленивую доброту, расслабленность и мечтательность, которые мешают рассудку концентрировать волю и деятельность в полноте социальной жизни. Отсюда проистекает не только моральное чистоплюйство русской интеллигенции, но и неадекватность понимания ею своей роли в критической ситуации. В наших суждениях, решениях неопределённому будущему придаётся единственная правда бытия, ею мы наряжаем в фантастические одеяния, наш рассудок нежится в этой идиллической неопределённости. Отсюда наши необязательность, срывы, неумение оценивать факты как прошлого, так и настоящего.

Что ожидает всех нас одному Богу известно. Но в этом "сдвинутом" объективированном континиуме времени и пространства, как непреходящие духовные ценности, встают в памяти кадры моего пребывания в стране Обетованной - Эрец

Исраэль. Именно здесь я осознал, что каждый человек – творец своей собственной судьбы. Именно здесь, в этой удивительной небольшой стране, территория которой меньше Московской области, я впервые осознал откуда все мы. Говоря о 12 коленях сынов Авраамовых, откуда пошло всё человечество, Михаил Светлов шутил: "Все люди догадываются, от кого они произошли, но почему-то стесняются признаться себе в этом".

Именно здесь, впервые, на уровне физической реальности осознал всю глубину и настоятельность библейской мудрости о нерасторжимости Божественного и человеческого в каждом из нас. Сказано же в первой книге Моисеевой: "Сотворим человека по образу Нашему". Что имел Всевышний, говоря об этом? Ну, конечно же, под "Образом" Творец понимает идеал, образец совершенства. "Подобие" подразумевает оттиск, снимок с этого идеала и даже условия и способы его самореализации. Именно здесь, как ни в одной стране мира, я понял, что человек, который возвёл в ранг личностной самоценности акт творчества, становится Богоугодным. Более того, мера его таланта и гениальности определяется высотой восхождения его души к Божественному. И думается мне сейчас, может быть полнота Божественного присутствия, его неисчерпаемость и всеобщность на уровне единичной, мгновенной жизни художника и рождает рано или поздно разрыв между реальным и идеальным. И если это так, не в этом ли противоречии лежат причины духовной драмы на склоне лет великого Льва Толстого, не в нём ли подлинные истоки гибели Александра Пушкина?

Именно в Израиле я понял, когда правда жизни каждого его гражданина сливается в единую и нерасторжимую правду жизни общественного устроения, наступает подлинная история бытия. Труден этот путь, ох, как труден, но такова судьба моего великого и бессмертного народа.

Илья Клейнер. 2011-2014

Библиотека » Илья Клейнер. Улыбка заката. Автобиографическая повесть




Выставка работ
Книги