Художник Илья Клейнер

Илья Клейнер. Ассирийская жрица

В 1987 году я стал давать уроки живописи и рисования известной во всём мире целительницы Джуне. У меня имеется фотографический альбом, в котором отражены первые месяцы наших творческих встреч. Я благодарен этой "ассирийской жрице" за многое и, в первую очередь, за то, что она помогла вылечить мне ногу, не прибегая к хирургическому вмешательству.

Я благодарен ей за то, что в её доме встретился с рядом известнейших деятелей советской и мировой культуры. Привожу их имена по памяти: Джульетта Мазина, Аркадий Райкин, Андрей Вознесенский, Андрей Дементьев, Алла Пугачёва, Влад Листьев. Кто только здесь не был, и кинорежиссёры (Бондарчук, Митта) известные артисты и певцы, учёные мужи и государственные деятели. Всем хотелось прикоснуться к "чуду ХХ века", получить помощь, совет. Когда-нибудь я ещё напишу об этом удивительном салоне в центре Москвы.

В настоящее время наши занятия прекратились. Джуне необходимо пройти достойно испытание славой, ответить себе на вопрос "кто есть кто?" и возвратиться к той изначальной правде первого её штриха и мазка на холсте. Сумеет ли она переболеть себя – покажет время.

Когда субботним вечером в окне
Звезда свечу в полнеба зажигает,
По шаткой лестнице ко мне
В мансарду женщина вбегает.

И отступает тишина,
И на пределе перепонки,
Как хрип, срывается она
С гортанной глотки амазонки.

И ассирийские цари,
И валтасары Вавилона
Не в силах взрыв остановить
Сто тысяч тон тринитротолуола.

И запрокинув профиль свой
Над чёрной бездной подворотен,
Она, как юный Мефистофель,
Меня возносит над землёй.

И там, в мерцающем надземье,
В громадах солнечных миров,
На ослепительном мольберте
Из золотистых полуснов.

Пастель в наждачные планшеты
Втираем пальцем до крови,
И мимолётные сюжеты
Клянутся нам в своей любви.

О, эта пытка красотою
На дыбе собственных сердец,
Когда ты сам себе и воин,
И раб убогий, и Творец.

Что может быть той правды чище,
Когда на голубом кресте,
Как на последнем вздохе жизни,
Себя сжигаешь на холсте?

И вот поставлен штрих последний,
И, пот и пыль со лба стерев,
Мы понимаем – жизнь – бессмертна,
И вместе с ней – бессмертна смерть.

И снова к звёздам мы несёмся,
Всё выше, выше над землёй.
И Джуна плачет и смеётся,
Раскинув руки надо мной.

Илья Клейнер. 2011-2014

Библиотека » Илья Клейнер. Улыбка заката. Автобиографическая повесть




Выставка работ
Книги