Художник Илья Клейнер

Илья Клейнер. Фазиль Искандер

Запомнился ещё один случай. Однажды к нам в Академгородок приехал Фазиль Искандер. Зал Дома культуры был заполнен до отказа. Ещё бы: сам автор знаменитого "Сандро из Чегема". Я вёл тот вечер. Фазиль Абдуллович был в ударе. Его стихи буквально завораживали. Но вот наступило время вопросов и ответов. Я внутренне насторожился. Почему? Да просто потому, что я знал, что в зале обязательно должен быть "стукач". А Фазиль, будучи от природы смелым и наичестнейшим человеком, не мог лебезить, приукрашивать суровую правду жизни. И вдруг из зала вопрос:

– Фазиль Абдуллович, скажите, а почему в ваших произведениях нет ни одного руководителя нашей партии, нашего государства? Вы что боитесь правду-матку?

Вопрос был явно провокационным. Фазиль, не раздумывая, начал:

– Видите ли в чём дело, безобразное, в какие бы оно политические формы не рядилось и в какие слова не наряжалось...

И тут, не помня себя, я выбегаю на сцену, прерываю жестом писателя и бросаю в зал: "Друзья, я только что получил звонок из Оперного театра, где собрался народ и ожидает приезд Фазиля Искандера. Поэтому, извините нас, но на этом наш вечер встречи закончен. Фазиль Абдуллович, прошу Вас!"

Беру его за руку и вывожу из зала. Фазиль, ещё ничего не понимая, спрашивает, широко раскрыв глаза:

– Илюша, что за Оперный театр, какая встреча?

Я ему спокойно режу: "Фазиль, в зале есть "стукач", поверь мне. Ты хочешь повторить судьбу Галича? Нет? Тогда пойдём отсюда!"

Так я спас Фазиля Искандера от возможной опасности быть оклеветанным и отстранённым от литературного дела. Спустя много лет, став друзьями, я однажды напомнил ему его сольное выступление в Новосибирском Академгородке.

– Что ты говоришь, не может быть? Я не помню, – воскликнул он, пожимая плечами и вращая абхазскими зрачками.

– Неужели так было? Надо же...

Опять палёным потянуло
Над азиатской стороной.
Шатры Кремлёвского аула
Готовят правде новый бой.

Опять кампания. Подонки
На крест Исаича ведут,
Опять кровавые ладони
Вершат средневековый суд.

За что, я спрашиваю, Боже,
Такое выпало ему.
Ведь он уже такое прожил.
Ни много ль будет одному?

Ну подели его мученья,
Ведь есть же правда, правда есть.
Лишь за одно его свеченье,
За слов высокое реченье
Готов нести я тяжкий Крест.

О соль земли! Мой Солженицын
Ты окровавленным цветком
Войдёшь в историю и лица
Своей судьбой, строкой, страницей,
Как страшный сон в посмертный том.

Илья Клейнер. 2011-2014

Библиотека » Илья Клейнер. Улыбка заката. Автобиографическая повесть




Выставка работ
Книги