Художник Илья Клейнер
О художнике | Работы | Фотоальбом | Отзывы | Библиотека | Обратная связь

Илья Клейнер. Сергей Есенин

Однажды мой брат Рафаэль, вернувшись в очередной отпуск из Сибирского ансамбля песни и пляски, в котором он работал ведущим, получил от меня предложение выступить со мной вместе с лекцией на тему "Творчество Сергея Есенина". Он дал согласие.

Когда мы прибыли на место выступления, перед нашим изумлённым взором открылась потрясающая картина: огромная орущая толпа старух и стариков, размахивая кулаками, грозно надвигалась на трясущегося бледного человека. Подбежавший к нам представитель или организатор культурного мероприятия кое-как, пугливо озираясь, объяснил ситуацию. Оказывается, до нас выступил малоизвестный лектор, из беседы которого присутствующие – глубоко набожные люди – сделали два вывода: во-первых, церковь у нас отделена от государства, во-вторых, и что главное, единственный храм в городе, куда они шли в радости и горе, государство скоро закроет. Этого они не могли перенести и весь свой праведный гнев направили на идеолога этого государства.

Положение с каждой секундой становилось всё более критическим. Готовился самосуд, в водоворот которого, по нелепой случайности, попали и мы с братом. Не знаю, откуда ко мне пришла шалая мысль, но я крикнул Рафаэлю: – "Давай!" Он без лишних слов понял, и над обезумевшей толпой грянул его мощный глас:

Пишут мне, что ты, тая тревогу,
Загрустила шибко обо мне,
Что ты часто ходишь на дорогу
В старомодном, ветхом шушуне.

С каждой фразой его голос набирал какую-то сатанинскую, демоническую силу. Разъярённый, он двинулся на толпу, бросая ей в растерянное и очумевшее лицо:

Ничего, родная, успокойся.
Это только тягостная бредь

Толпа притихла. Потрясающая магия слов была настолько велика, что старики стали усаживаться, конфузливо косясь друг на друга. Когда артист произнёс слова: – "Саданул под сердце финский нож" – одна старуха, перепутав исполнителя с автором, взвизгнула: – "И правильно, давно убить тебя, ирод, надо" – на что степенные, пришедшие в себя старики, резонно ответили: – "Цыц, дура, не передёргивай. Этот малец, что пуп надрывает, Серёгины стихи читает к матери" все заулыбались. Так искусство звучащего слова спасло человеку жизнь и встало над жизнью. В конце концерта я объяснил людям, что церковь никто и никогда не закроет.

Илья Клейнер. 2011-2014

Библиотека » Илья Клейнер. Улыбка заката. Автобиографическая повесть




Выставка работ
Книги