Художник Илья Клейнер

Илья Клейнер. Институт

После окончания школы передо мной лежали две дороги. Одна – быть литератором, другая – живописцем. Победило второе желание.

Собрав скудные пожитки, в одном единственном костюме я уехал в Одессу поступать в театрально-художественное училище на бутафорское отделение. Экзамен по рисунку, натюрморту и сочинение я сдал на "отлично". Начались ежедневные занятия: работа с гипсом, выход на натуру, пленер.

Но вдруг, спустя два месяца, я понял, что должен вновь объединить семью, забрав отца из Шепетовки. Я не мог представить, что где-то невдалеке от меня живёт мой одинокий и глубоко несчастный человек. В ноябре 1956 года я и отец приехали обратно в Сибирь. Для мамы наш приезд был как гром среди ясного неба. Я как мог утешал её. Через несколько дней состоялось собеседование в Кемеровском педагогическом институте между мной и профессурой кафедры русской литературы и истории. Я был принят на первый курс историко-филологического факультета как кандидат. Дальнейшее моё пребывание в институте зависело от сдачи экзаменов на зимней сессии, которые я и сдал на "отлично". Таким образом, я был зачислен в основной состав студентов. С первого курса я стал председателем литературного кружка института, редактором факультетской газеты, членом бюро ВЛКСМ института.

Помимо этих обязанностей я стал участником первого в городе джаз-сикстета, наш маленький оркестрик бесплатно выступал на различных институтских вечерах, играл на студенческих свадьбах, выезжал осенью в колхозы и совхозы нашей области с различными концертными программами. Играли и пели мы в своё удовольствие. Ни о какой плате не могло быть и речи. Мы просто были счастливы, что наше искусство кому-то нужно. Мы делали сами аранжировку песен, услышанных по радио или на пластинке. Тогда, в середине 60-х годов в нашей стране только что появился "рок" и мы, все, от участников нашего ансамбля до слушателей, находились в каком-то пленительном круговороте весенней "оттепели".

В институте я продолжил занятия штангой, лыжами, конькобежным спортом. Принимая участие в соревнованиях от институтской команды на первенство района, города и области. Одно из приятных воспоминаний той далёкой студенческой поры – участие в соревнованиях с трижды чемпионкой мира по конькобежному спорту Марией Исаковой, которая приехала в наш город с показательными выступлениями. На первом курсе я стал серьёзно заниматься фехтованием. Любимым моим оружием стала рапира.

Случай

Шумный, искристый, неугомонный Новогодний праздник. Студенты в чёрных костюмах, а девочки в нарядных белоснежных платьях. Наступил 1857 год. Начались показательные "бои с султанчиками" на саблях. Постепенно участники весёлого спортивного шоу выбывали и нас оставалось двое: я и Василий Горковенко, местный красавец с большими чёрными глазами и ресницами, эдакий Дон Жуан, занесённый волей судьбы в сибирские снега. Нам предстояла весёлая дуэль, в которой, как предполагал мой сокурсник, он одним взмахом срежет "султанчик" с моей маски. Интерес к поединку огромного зала ощущался буквально физически. Ещё бы: всеобщий любимец, фрондёр, ловелас Вася и почти никому неизвестный напарник. Мы скрестили оружие. Через несколько секунд, применив "рипост", я сбил его "султанчик".

Каково же было моё удивление, когда через два часа, достаточно охмелевший и разъярённый Вася, впихнул меня в одну из аудиторий и с криком и бранью набросился на меня с кулаками. Через несколько минут его увели друзья домой. Вася глухо стонал и что-то мычал. Заканчивал он институт с полным ртом стальных зубов.

Я закончил институт имя звание "Мастера спорта по фехтованию".

Этот печальный случай помог мне сделать один вывод для себя: никогда больше в жизни не попадать в подобные ситуации, а тем более не применять никогда физической силы, если речь не идёт о женщине или ребёнке. Это правило свято выполняется мной и по сегодняшний день, если не считать одного исключения, которое имело место спустя много лет.

Илья Клейнер. 2011-2014

Библиотека » Илья Клейнер. Улыбка заката. Автобиографическая повесть




Выставка работ
Книги