Художник Илья Клейнер

Илья Клейнер. Уроки рисования

Рисовать я начал очень рано. Уже в четвёртом классе я оформлял классную, а затем общешкольную газету. Я заносил на простую бумагу цветными карандашами всё то, что меня занимало: в этих первых штудиях можно было найти зимний пейзаж с русскими избами, лермонтовского Мцыри и героев "Одиссеи".

У меня был школьный товарищ Витольд Чесноков, с которым мы жили в одном доме. Он всегда просил, чтобы я нарисовал за него тот или иной рисунок на заданную тему, и я всегда выполнял его просьбу. Но странная вещь: каждый раз наш преподаватель рисования, Смирнов Николай Дмитриевич, ставил ему за мои рисунки "отлично", а мне в исключительных случаях "хорошо". При этом он всегда не забывал мне напомнить: "Вот так рисуй, Илья, как Чесноков".

Начиная с пятого класса и до окончания школы я ежемесячно брал уроки рисования у прекрасного художника Бачинина Николая Ивановича – выпускника Ленинградской Академии художеств, который после окончания войны приехал в наш сибирский город. Он меня впервые познакомил с законами композиции, рисунком, живописью. Он "ставил мне руку и глаз". Главным критерием обучения он считал верность натуре, правдоподобие деталей, классическую законченность композиции. Любимыми его художниками были Репин, Суриков, Васнецов. Принцип рисовать "точь-в-точь", " в упор", не искажая и не трансформируя натуру художественным воображением, был той площадкой мастерства (именно мастерства, а не искусства), на которой впоследствии я смог воздвигнуть свои художественные метафоры. Для меня и сегодня является истиной положение, что без знания анатомии, законов живописи и формообразования, выработанных на протяжении тысячелетней истории мировой культуры лучшими художниками, невозможны никакие серьёзные открытия в области организации пластических новаций в пространстве полотна. Никакие сногсшибательные приёмы, рассчитанные на внешний эффект, никакие потуги изобразить ложную значительность там, где её нет, никакая вседозволенность необузданной фантазии незрелого художественного вкуса не в состоянии скрыть от тонкого и умного зрителя подлинную значимость антиэстетики безобразного. Настоящее искусство делается чистыми и профессиональными руками.

Вот те основные принципы, на которых выстраивалось моё шестилетнее обучение не только у Бачинина, но и у других известных сибирских художников и в первую очередь таких, как А.Кирчанов, П.Чернов.

Через многие годы я с чувством благодарности несу им земной поклон за их чистую подвижническую деятельность в становлении моего собственного живописного видения мира. Большое им моё сыновье спасибо.

Илья Клейнер. 2011-2014

Библиотека » Илья Клейнер. Улыбка заката. Автобиографическая повесть




Выставка работ
Книги