Художник Илья Клейнер
О художнике | Работы | Фотоальбом | Отзывы | Библиотека | Обратная связь

Остроумова-Лебедева Анна Петровна

Остроумова-Лебедева Анна Петровна(1871-1955) - русский гравер и акварелист. До старости дожила, и все кажется, что я ничего не умею, такое чувствую бессилие перед природой.

Именно Остроумова-Лебедева стояла у истоков возрождения русской классической гравюры. Говорят, она выстраивала каждую свою композицию как режиссер. Фиксируя непосредственные впечатления в набросках, потом подолгу просиживала за рабочим столом, стараясь уловить, постичь, а потом передать самые глубинные ритмы того или иного пейзажа. Особенно она любила изображать Санкт-Петербург и его окрестности. Ее ксилографии необыкновенно поэтичны и цельны. В них архитектура очень естественно, органично входит в окружающую ее природную среду. А природа, в свою очередь, делается равноправным образно-ритмическим средством даже в городских пейзажах.

Анна Петровна Остроумова-Лебедева родилась 5 мая 1871 года в Петербурге. Она была второй дочерью в семье видного чиновника. Когда девочке исполнилось пять лет, на даче, где они отдыхали, произошел пожар, и это оставило в ее памяти след на долгие годы. Успокоиться она могла, только когда брала в руки ольховое полено, ножик и начинала вырезать или срисовывала репродукции из журналов. В гимназии Анна была очень застенчива. Больше всего она любила сидеть в темноте и мечтать. В семье увлекались музыкой, часто ходили в театр, но на то, что Анна постоянно рисовала, смотрели, как на странность. Большое значение в духовном становлении будущей художницы сыграл известный поэт Полонский, который был соседом по даче и сам очень любил рисовать. У него впервые Анна увидела И. Репина, В. Стасова, А. Рубинштейна. В 1885 году она начала посещать вечерние рисовальные классы при Центральном училище технического рисования барона Штиглица. В 1889 году, несмотря на то что родители были против, поступила в Центральное училище технического рисования Штиглица и начала заниматься в гравировальном классе Матэ. Однако копировать чужие гравюры ей показалось скучным, и она перешла в общий живописный класс, где преподавали Н. Новоскольцев, Н. Кошелев, Г. Манизер. В 1892 году Остроумова поступила в Петербургскую академию художеств, где еще преподавал знаменитый педагог П. Чистяков. С того времени она начала вести дневник, в котором отразились все ее переживания и радости. О новых веяниях в Академии Анна записала: "Классицизм долой! И на смену явилась обыденная жизнь с ее мелочами, и безобразием. Это меня в первое время ошеломило... Но теперь я работаю с некоторым удовлетворением, так как нашла более глубокую красоту - выразить на холсте самую жизнь со всеми ее особенностями и недостатками".

Некоторое время Остроумова серьезно увлекалась пуантилизмом и даже сама начала писать мельчайшими ударами кисти. Однако, попав в мастерскую И. Репина, который, по ее словам, заложил основу "крепкого, здорового реализма, горячего и бодрого, который в будущем мог служить фундаментом и давать равновесие молодым, еще не определившимся художникам", она начала обретать собственную манеру. В 1897 году Остроумова вновь вернулась в мастерскую Матэ.

Осенью 1898 года она отправилась в Париж, где занималась в живописной мастерской Джеймса Уистлера, который добивался того, чтобы его ученики умели видеть натуру в полутонах, лепить форму цветом и светом. В Париже Остроумова сблизилась с кружком Бенуа, где обсуждали самые разные проблемы искусства, увлекались культурой XVIII века. Вместе с Лансере она съездила в Италию и через некоторое время начала заниматься не только рисунком и живописью, но и гравюрой.

Когда Остроумова в 1899 году вернулась в Россию, она уже знала, что истинное ее призвание - гравюра. В мастерской Матэ Остроумова начала заниматься вместе с Сомовым, Бакстом, Лансере, Серовым. В 1900 году на конкурс в Академии Остроумова представила 14 гравюр, среди которых были "Персей и Андромеда" и четыре цветные гравюры - "Луна", "Дорожка", "Финляндия с голубым небом", "Финские озера". Две первые - "Луна" и "Дорожка" - элегичны и поэтичны. Две последние - строги и даже несколько суровы. Эти настроения стали в творчестве Остроумовой основными.

В начале XX века Остроумова сблизилась с обществом "Мир искусства". Ее работы начали появляться на выставках и печататься в журнале "Мир искусства". В 1901 году Дягилев заказал ей для журнала десять черно-белых гравюрных видов Петербурга. Тема северной столицы стала основной в творчестве Остроумовой. Она бродила по городу и делала бесчисленные зарисовки с натуры. О своей манере гравировать она писала: "Вырезая черную гравюру, я наносила на доску рисунок, очень легко намеченный карандашом, который, постепенно стираясь, не стеснял гравера мыслить и чувствовать по-граверному и резать доску, не копируя штрихи карандаша".

Остроумова осталась не очень довольна своими гравюрами, но продолжала работать над новыми видами Петербурга. В городских пейзажах, которые в это же время создавали Добужинский и Лансере, главное - это история, "воскрешение" XVIII века. Остроумова же стремилась уловить сам стиль, пейзажный образ любимого города. Архитектура для нее - лишь часть его общего облика. Она признавалась: "Меня больше всего привлекали места, связанные с водой. Нева, набережные, каналы, мосты. Мне очень нравилось состояние воды, неба и построек. Небо и здания отражались в воде, двоились, переплетались". В 1902 году появилась одна из лучших ее гравюр - "Летний сад зимой". В этом же году Остроумова получила свинцовое отравление, и у нее развилась аллергия к запаху масляной краски. Заниматься масляной живописью ей теперь было нельзя, и все свои живописные искания она начала выявлять в цветном эстампе и акварели.

В 1902-1904 годах появились такие гравюры Остроумовой, как "Колонны Казанского собора", "Цепной мост" и др. В 1903 году она снова съездила в Италию. Каждая гравюра Остроумовой - это лаконичное, острое впечатление от натуры. Некоторое время она была увлечена японской гравюрой и глубоко ее изучала.

Весной 1905 года Анна Остроумова вышла замуж за лаборанта химической лаборатории Петербургского университета, будущего известного ученого, изобретателя синтетического каучука Сергея Лебедева. Медовый месяц они провели в финском приморском городе Ноденталь, где Анна, пораженная красотой строгой северной природы, много рисовала. Остроумова-Лебедева не имела особого сатирического дара, но на революционные события 1905 года откликнулась своим участием в сатирических журналах. Особенно тесным было ее сотрудничество с журналом "Жупел", где в то время печатались работы Серова, Добужинского и других. В 1906 году из-за обострения астматической болезни Остроумова-Лебедева вместе с мужем выехала в Париж, где познакомилась с В. Брюсовым. В 1907 году появились созданные по заграничным впечатлениям гравюры "Версаль в цвету", "Париж. Собор Сен-Северин", "Сен-Клу". В 1908-1910 годах Остроумова-Лебедева вырезала одиннадцать новых цветных гравюр, которые можно назвать "Петербургской сюитой". Ее любимый город представал величественным и мужественным. Он радовал и вдохновлял. Шесть листов этой серии связаны с ансамблем Биржи - "Колонны Биржи и крепость", "Перспектива Невы", "Ростральная колонна" и др. Графический язык Остроумовой-Лебедевой становился все более лаконичным и строгим.

В 1910 году на VII выставке "Союза русских художников" появились акварельные листы Остроумовой-Лебедевой "Горный институт", "Ночной пейзаж", "Биржа" и др., а также серия крымских пейзажей. В 1911 году художница вновь поехала в Италию, которую теперь часто называла своей второй родиной. В 1911-1914 годах она создала целый цикл итальянских акварелей, лучшие из которых были посвящены Венеции. Композиции венецианских акварелей, как и петербургских гравюр, Остроумовой-Лебедевой строги и продуманны. Широкий передний план - это только начало внутреннего ритмического движения в глубину листа. Чаще всего массы зданий как бы уходят в перспективу.

Остроумова-Лебедева много путешествовала, и в ее творчестве нашли отражение пейзажи Голландии, Бельгии, Испании, Франции. Она проиллюстрировала "Следопыта" Ф. Купера и "Ангела" М. Лермонтова, выполнила гравюрные виды для художественно-исторического очерка-путеводителя по Петербургу, который подготовил В. Курбатов. Пятидесятой выставкой, на которой экспонировались произведения Остроумовой-Лебедевой, стала ее персональная, открывшаяся в Петербурге в 1916 году.

После Октябрьской революции Остроумова-Лебедева стала членом экспертной комиссии при отделе Наркомпроса, преподавала в Институте фотографии и фототехники. Она формально оставалась членом обновленного "Мира искусства", а после самоликвидации общества начала выставляться вместе с группой "Жар-цвет", участники которой видели главную задачу в том, чтобы продолжать "мирискуснические традиции".

В 1918-1922 годах появилась серия новых акварелей Остроумовой-Лебедевой с видами Петрограда, в 1922-1923 годах она работала над серией черно-белых гравюр, посвященных Павловску. Мастерски используя белый штрих, она в работе над этой серией значительно обогатила свой декоративный художественный язык. В 20-е годы Остроумова сделала очень интересные портреты известных писателей, ученых, художников, артистов - С. Лебедева, М. Волошина, С. Прокофьева, А. Рылова и др.

Около шестидесяти акварелей и приблизительно столько же рисунков создала Остроумова-Лебедева за четыре лета 1924-1927 годов, которые провела в Коктебеле. Много сделала и кавказских пейзажей.

Остроумова-Лебедева глубоко чувствовала и понимала природу. В 30-е годы она начала писать свои "Записки", основу которых составили дневники. Когда началась Великая Отечественная война, художнице шел семьдесят первый год. Она не покинула блокадный Ленинград и, поскольку ей трудно бывало спускаться в бомбоубежище, во время бомбежек оставалась дома. Свой кабинет Остроумова-Лебедева устроила в ванной комнате - там были меньше слышны взрывы. Коптилку ей пришлось соорудить из аптечного пузырька. В таких условиях завершала она работу над вторым томом "Записок", вела дневник, вошедший в третий том. Гравюра Остроумовой-Лебедевой "Сфинкс" украсила пригласительный билет на первое исполнение Седьмой, Ленинградской симфонии Д. Шостаковича.

Анна Остроумова-Лебедева умерла 5 мая 1955 года, в день, когда ей исполнилось восемьдесят четыре года.

Созданная ею графическая "Петербургская сюита" звучит до сих пор. В ней воплотился сам дух северной столицы.

Бoгдaнoв П.С., Бoгдaнoвa Г.Б.

Библиотека » Великие художники XX века




Выставка работ
Портрет
Декор-стиль
Пейзаж
Кабо-Верде
Натюрморт
Мозаика
Жанровые
Тема любви
Love-art
Религия
Соц-арт
Различные жанры
Памяти Маркиша
Холокост
Книги
Улыбка заката
На сквозняке эпох
Поэмы, рассказы
Кто ты, Джуна?