Художник Илья Клейнер
О художнике | Работы | Фотоальбом | Отзывы | Библиотека | Обратная связь

Клейнер И.А. Колесо истории

Сидит моя старая мама перед телевизором и вздыхает. Спрашиваю ее:
- Ты что, плохо себя чувствуешь или устала?

Она отвечает:
- Чувствую я себя плохо вот уже 88 лет. А вздыхаю, сынок, потому, что долго живу на земле и ни одного царя я так не жалела, как Бориса. При мне ушли из жизни Николай II, Ленин, Сталин, Маленков, Хрущев, Брежнев, Черненко, Андропов. Видела, как "ушли" Михаила Горбачева. Нерешительный оказался правитель, и этим и тем старался угодить. Но пуще всего жаль Ельцина. Есть у него враги, завистники. Хочет он Россию вывести в демократию, дать людям лучшую долю, но как, зачастую не знает сам. У нас ведь как в России: мало святых, да много угодников.
- И этим ты недовольна? - подначиваю я ее.
- Запомни, сынок, - отвечает она мне, усмехнувшись. - Своим окладом бывают довольны только святые на иконах. Я бы тебе сказала, сколько стоит пядь родимой земли в пределах Садового кольца. Но не об этом речь. Нет рядом с нашим царем Борисом умных людей, разогнал он их. Теперь другие у трона мельтешат, шуршат докладами и доносами, рвут на части его седую голову. К тому же и беда в нем есть, как в каждом русском: любит закладывать за воротник. Не просыхает наш царь. Ему бы рассол с утра и к рабочему столу, а он к рюмке. А еще лучше спираль вшить от алкоголя. И речи-то свои он говорит всегда в кураже, лицо красное, припухшее. Поверь мне, не выдержит его сердце, сляжет в больницу.

Закурила мама, подумала и продолжает:
- Да, нелегко стоять у власти. Встала бы я рядышком с ним к колесу и помогла, чем могла. Но кто меня, старую еврейку, послушает, да и силы уже не те.

Не понял я маму и спрашиваю:
- О каком ты колесе говоришь, мама?
- Как о каком? Об "историческом колесе". В институте небось проходил это проклятое "колесо истории". Я тоже его сдавала по историческому материализму в свое время на экзамене, а вот по жизни нашей семьи оно прокатилось не один раз. Знаю на собственной шкуре тяжесть этого "колеса". Эх, как бы это "колесо" остановить, смазать втулку да ось, заменить обод, трезвого возницу посадить на облучок типа великого Сперанского и пустить ту коляску по новой дороге. Глядишь, и дело путное могло бы выйти.
- Мама, "колесо истории" остановить нельзя, - улыбаясь, говорю я ей. - Ты же сама знаешь, что из этого происходит.
- Да знаю я, сынок, знаю. Но и попадать под его железные шипы никому неохота. Смотри, как сам Ельцин руки в кровь изранил. Горько мне оттого, что все на ходу у нас приходится делать.
- У нас такой путь, мама.

Мама горько улыбнулась и заметила:
- Своеобразие России заключается в том, что ложка дегтя у нас зачастую больше бочки меда. А я тоже человек! И тоже хочу звучать гордо.
- Так где же выход, мама, по какому пути нам идти?
- Каждый пусть катит свое колесо, не болтает о благе народном, но дело свое исправно делает. А путь у нас один. Раскрой Книгу Пророков и прочти. Там все сказано.
- Мама, ты веришь, что у нас все будет хорошо?
- Обязательно будет. А как же иначе?

Я обнял маму и весело сказал:
- Мусенька, если на нашей земле имеются такие люди, как ты, значит, не все потеряно.
- Не льсти мне, мерзавец, - вздохнула она и нежно погладила меня по лицу.
- Мусенька, дай-ка я сейчас тебя сфотографирую. Пожалуйста, улыбнись еще раз. Сейчас отсюда вылетит птичка!
- Сынок! Пришло время сказать тебе всю правду. Птички в фотоаппарате нет. Бабы Яги тоже нет. Бабайки не существует. Дедом Морозом каждый год одевается наш сосед по лестничной площадке. Твой папа был не на войне, а находился по ложному обвинению в тюрьме. Волчок никогда не укусит тебя за бочок. Аист не приносит детей, а в капусте можно найти только гусениц, у нас в Москве есть Царь-пушка, которая не стреляет, Царь-колокол, который не звонит, Царь-президент, который не правит... Теперь, сынок, ты все знаешь... С тридцатилетием, любимый!!!
- Мама, ты счастлива?
- Запомни сын, человек счастлив семь лет в жизни - шесть лет до школы и один год после выхода на пенсию.

Ах, колесо, колесо...

И. Клейнер. 2010

Библиотека » На сквозняке эпох. Рассказы




Выставка работ
Книги