Художник Илья Клейнер
О художнике | Работы | Фотоальбом | Отзывы | Библиотека | Обратная связь

Клейнер И.А. НАДО ЖЕ, НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!

– Говорите, Невский у аппарата.

– Слушай, Саня, ты как Ленин в Смольном накануне революции. Он точно так же отвечал: "Ленин у аппарата".

– Простите, кто со мной говорит? Мы с вами не встречались в Цюрихе на конференции? Я только что оттуда.

– Нет, Саня, я из Тель-Авива. Но сейчас третий день как нахожусь в Москве. У меня в Израиле была персональная выставка, посвященная Холокосту.

– Это ты что ли, Илья? Не признал. Ну, быть тебе богатым.

– Санек, богатство мне не угрожает при жизни. А вот когда умру – поговорим.

– Илюня, кончай траурить. Мне не нравится твой тон. Переходи из минора в мажор.

– Заметано. Ты как сегодня, свободен?

– Я днем от двух до четырех должен встретиться с Романом Карцевым и взять у него интервью для газеты "Русский Берлин". А на вечер пока никаких планов.

– Вот и ладушки. Как раз вечером я со своим другом, философом Алексом Аруцакой выезжаю на рыбалку. Хочешь присоединиться к нам?

– Но я ведь не рыбак. Я даже не знаю, с какого конца насаживать червяка на крючок.

– Не боись, Санек, научим, дело не мудреное. А вот увидеть Родину во всей ее природно-разливанной красе на берегу Волги, когда горит костерок, догорает вечерняя заря, – это дорогого стоит. К тому же ты сможешь познакомиться и услышать такого мыслителя, которого ты не встретишь в своей Германии. Он по накалу и мощи своего интеллекта...

– Уговорил, Илюня. А насчет Родины я так тебе скажу: Родина – это не та страна, в которой живу я, а та, которая живет во мне. Скажи, где мы встречаемся?

– Давай в пять часов у метро "Чистые пруды". Будь на лавочке у памятника Грибоедову. Помнишь такого?

– Обижаешь, старик. Это сегодня наша молодежь уже не помнит, кто такие Достоевский, Герцен, Белинский. А грибоедов среди нее хоть пруд пруди.

На том конце провода раздался заливистый смех.

– Слушай, Саня, да ты у нас самый настоящий афорист. Честно признаюсь, я за тобой такого греха что-то и не припомню.

– Илюнечка, запомни, я – еврей. А евреи говорят: "Афоризм – это обрезанный анекдот".

– У тебя все?

– Нет, мне пришла сейчас в голову одна идея, но она упорно ищет мозг. Найдет – обязательно поведаю тебе. До встречи!

Ровно в пять часов вечера трое мужчин отъехали в стареньком Жигуленке, прозванном народом копейкой, по Ленинградскому шоссе в сторону Клина. Машина, невзирая на свой почтенный возраст, на отдельных местах трассы развивала скорость свыше ста километров в час.

Ладно, оставим "копейку" и перейдем к краткому описанию наших героев. Кто же они?

Итак, Илья Глотов, шестидесятилетний художник, чьи живописные работы известны во всем мире. В свое время мотал срок по 58-й статье как сын врага народа. Реабилитирован в 1961 году. Женат. Имеет двух дочерей. Мастер спорта по фехтованию. Пишет стихи, играет на скрипке. Перенес операцию на сердце в конце 90-х годов в Потсдаме.

Алекс Аруцака. Чуть моложе Ильи. Один из выдающихся мыслителей России. Писатель, поэт, художник. Имеет одну удивительную особенность: временами, в зависимости от обстоятельств и окружения, может каким-то непостижимым образом, перевоплощаться то в Платона, то в Аристотеля, а то и в самого Эйнштейна. При этом он никогда не теряет своей индивидуальной самобытности современного мыслителя. Сия метаморфоза порой достигает такого правдоподобия, что присутствующие, вне зависимости от возраста, пола и образования, становится невольными соучастниками этого поразительного преображения. Любит пытать людей парадоксальными вопросами, начиная от вопроса "повысится ли уровень воды в стакане от кусочка тающего льда" и кончая волнующей проблемой конечности и бесконечности вселенной. Его энциклопедическая образованность буквально завораживала всех. Так, к примеру, и здесь, в этой поездке, где-то на 80-м километре, он неожиданно поведал друзьям такую притчу:

– Однажды на рынке в древних Афинах Сократ сказал собравшимся, которые пришли вкусить его мудрости: "Я намерен посвятить всю оставшуюся жизнь выяснению только одного вопроса – почему люди, зная, как надо поступать хорошо, во благо, поступают все же плохо, себе во вред?"

И вздохнув, тут же изрек:

– Прошли 2,5 тысячи лет, а мы далеки от ответа. Чем не философская головоломка?

За свой роман "Наброски к теории чудес" номинирован на Букеровскую премию. Женат. Имеет внука.

Александр Невский. Сын знаменитого кинорежиссера Марка Невского. Богатырского телосложения. В свои 65 лет пробегает стометровку за 13,5 секунд. Женат на красавице Натали. Член Союза журналистов и Союза кинематографистов России. Регулярно печатается в германских газетах. Доверчив и способен удивляться, как ребенок. Обладает потрясающими скрытыми способностями, натолкнувшись неожиданно на которые, сам может воскликнуть: "О Господи, неужели я это мог сделать?!"

Всего лишь один пример. Как-то, зайдя к Глотову в мастерскую, он по ходу беседы спросил:

– И что, ты считаешь, что в каждом человеке без исключения дремлет на донышке его души свой неразбуженный Рафаэль и только в силу внутренней лености он так и погибает, заваленный сверху жратвой и мещанским бытом?

– Совершенно верно, – тут же ответил художник. – Любой человек по рождению своему есть потенциальный творец, ибо создан он по Образу и Подобию Божьему.

– Докажи!

– А чего здесь доказывать. Для меня это – аксиома.

– Для тебя, но не для меня.

– Ах ты Фома Неверующий. Вот тебе кисть, краски, холст. Пиши! Тема картины: "Хаос мира и ты". Сосредоточься на себе, ни о чем постороннем не думай, бери любую краску по настроению и мощными быстрыми ударами наноси ее на холст. Представь, что ты пятилетний пацан, который не умеет плавать, но который вдруг вброшен чьей-то огромной рукой в бурлящий водоворот реки. Ты барахтаешься, кувыркаешься в этом котловане водной стихии, и тем не менее, плывешь. Твоя жизнь вроде и зависит от нее, а с другой стороны, твоя воля, твои силы, твое желание победить хаос внеличной силы творит чудеса: ты обязательно должен выйти на твердую землю. Итак, вперед, в водоворот тайны и красоты, через себя к себе. Давай, Саня!

Через двадцать минут работа была закончена. Она являла собой кипящую лаву огненно-синих мазков, перемешанную белыми всполохами молний, в центре которых чернела одинокая фигурка человека. Невский, не веря своим глазам, что именно он, никогда в жизни не державший кисти в руке, не умеющий даже провести прямую линию карандашом на листе бумаги, мог сотворить подобное. Мистика, да и только. Он вдруг сорвался с места, и с криком "Ай да Сашка, ай да сукин сын" – вылетел на улицу.

Через месяц его картина "Хаос" была приобретена одним из крупнейших меценатов Америки за солидную сумму, которую он тут же передал на строительство новой синагоги в Потсдаме.

А "Жигуленок" тем временем въехал во двор бабки Дуни в деревне Старо-Мелково, которая находилась в 128 километрах от столицы по трассе "Москва-Петербург". Одарив бабульку гостинцами, трое друзей взяли лодку и через 15 минут были на противоположном берегу Волги.

Описать дивную красотищу заката в тот вечер я не берусь. Ибо любая попытка выразить словом то состояние природы равносильна измене самой красоте мира.

– Илюня, уважь друга, покажи, как насаживать червяка на крючок? – раздался из-за кустов голос Невского. Он стоял по пояс в воде, беспомощно пытаясь опустить леску с конца удилища.

– Санек, сегодня поклевка будет только на червяка мужского пола.

– А как я могу определить, кто из этой твари мужик или баба? – удивленно вопрошал Санек, пожимая плечами.

– Очень просто, – отвечал Глотов. – Берешь любого червяка и пропускаешь его между двумя верхними зубами. Тот червяк, который застрял в зубах своей выпуклой частью, и будет мужик.

– А что это за выпуклая часть?

– Ну ты даешь, Санек, разве сам не догадываешься?

Дружный хохот Аруцаки и Глотова сорвал с прибрежных деревьев стаю черных ворон. В деревне залаяли собаки. Огромный диск багрового солнца придавил край горизонта. Только что был ясный день, и вот, через какие-то неуловимые мгновенья, в мире что-то изменилось, с северной части окоема потянуло прохладой, темный прибрежный лес стал еще темнее и сумрачней.

– Санек, я тут малохольного окунька подцепил, давай сделаем из него наживу на твою закидушку, а удочку я беру себе, – сказал Илья, насаживая рыбешку на крючок. – Ты лучше ступай на берег и подготовь костер.

– Слушай, Глотов, – раздался через минуту голос Невского – здесь еще остались неостывшие угли от старого кострища. Что с ними делать? Видать, кто-то здесь разжигал костер до нас.

– Прекрасно, батенька, – голосом вождя всемирного пролетариата отвечал художник. – Ты их собери в кучу и разведи новый костер. Смотри только, не обожгись. Топорик возьми в моем рюкзаке. Сухой валежник недалеко от тебя. Только не руби молодняк.

Не прошло и пяти минут, как на закидушке Невского начал нервно дергаться колокольчик. Трое друзей, побросав все, тут же оказались рядом. Но первым был Александр. Он резко рванул закидушку, но в этот миг рука художника перехватила леску, на конце которой где-то на глубине была тяжелая рыбина.

– Не рви постромки, дружок, рыба может сорваться, – прогудел Глотов. – Ты ее плавно веди, вот так, правильно. Молодчина. Да не тяни ее в натяг, дай слабину, ослабь катушку. Не шлепай ногами по воде. Еще, еще веди, веди, веди. А теперь осторожно подведи подсачник под нее. Нет, стой, дай-ка сюда. Смотри. Оп-па, ну-ну, иех, тыхосэнько, нэжненько, ух, ты, моя дорогая.

Огромная щука килограмм на десять через несколько минут была выволочена на берег. Ее большое серое тело содрогалось и билось в мелких конвульсиях. Два открытых глаза, в упор смотрели на трех мужиков.

– Санек, ударь ее несколько раз по голове, как принято у вас в Германии.

– Зачем, Илюня, бить рыбину по голове? Я так не могу, рука не поднимается.

– Ах ты, миролюб наш, а видеть, как рыба в смертельных судорогах мучается, глотая воздух, ты можешь?

С этими словами он выхватил из кармана молоток с резиновой насадкой и тремя мощными, резкими ударами по голове щуки прекратил ее мучения. – Вот так-то оно будет лучше.

– Ты зверюга, варвар, Илюня. Я от тебя такого не ожидал, – почти плача, промычал Невский.

– Ладно, Санек, не бери в голову. То, что я сделал – это лучший конец для рыбы в ее положении. Конечно, мы могли ее и отпустить обратно в воду. Но тогда как быть с ухой, испробовать которую тебе так хочется? Ты лучше иди и приготовь все для костра.

Через минуту Невский ходил... по раскаленным головешкам чужого кострища босыми ногами, сгребая их в одну кучу. Художник и философ стояли в немом оцепенении, с широко раскрытыми глазами.

(И вот об этих и других удивительных способностях человека у нас пойдет рассказ дальше. Обещаю вам, что все, о чем я поведаю, будет весьма интересно и даже неожиданно. Поверьте, я знаю, что говорю).

А пока разгорается костер и закипает вода в казанке, я не удержусь, чтобы не поведать тебе, мой читатель, что такое "тройная уха". Я не говорю о рыбаках, которые и так знают, что сие означает. Речь идет о непосвященных. Итак, внимание!

Сначала отдельно варится картошка. После того, как она готова, вода сцеживается, картошка вываливается в отдельную емкость. Затем снова заливается вода, в которую бросается всякая мелочь. Лучше всего "сопливый" (ерш), окунек, верхоплавка, пескарик. После того, как первая порция рыбешек прокипела, она вынимается и на ее место бросается рыба покрупнее: плотва, подлещик средних размеров, красноперка, линь. В это же время бросается лук, морковь, щепоть соли. Прокипела вторая порция – снова рыба выбирается и на ее место кладется самая крупная рыба: щука, лещ, судак, сазан, карп. (В этот же наваар ухи кладется перец, лаврушка, укроп. Почему в первые две порции ухи не кладется приправа? А для того, чтобы от того же лаврового листа юшка (бульон) не горчила. Забудешь, перепутаешь – уха напрочь будет испорчена. Теперь, когда и третья порция рыбы готова, она опять кладется в отдельную миску, юшка разливается по тарелкам и по желанию кладется картошка. Кстати, о картошке. Почему, например, она не варится вместе с рыбой? Ответ прост: чтобы от ее крахмала юшка не помутнела, чтобы она была золотистой и прозрачной. Вот это и есть самая настоящая тройная королевская уха. Понятно? Тогда – приятного вам аппетита!)

Между тем вечерние сумерки спустились на землю. Где-то вдали, за лесом, загудели церковные колокола. С каждой минутой темнота становилась все гуще и плотнее, лишь одинокая луна сиротливо бледнела в высоте, отбрасывая сверкающую дорожку на поверхность воды.

– Эх, мужики, – едва слышно прошелестел Заслуженный деятель искусств Александр Невский, – я только сейчас понял, что жизнь – это тот же киносеанс, только в конце свет не зажигается, а гаснет.

– Ну зачем так грустно, Санек? – произнес Илья Глотов, обнимая друга. – Еще не известно, что там, как сказал Марк Шагал. Давайте лучше вздрогнем по махонькой.

И, вскочив на прибрежный валун, в позе трибуна, пророкотал: Порой бывает так паршиво,\ Что даже чай не лезет в глотку.\ А лезет в глотку только пиво,\ Которым запиваешь водку.

И в ту же секунду Алекс Аруцака встал рядом с художником и мощным басом, точь-в-точь как великий Шаляпин, пропел: Встану утром рано,\ Посмотрю на рожу.\ Больше пить не буду,\ Но и меньше тоже!

– Фу, господа, высшее общество, а сколько низости, – выдохнул Невский. – Я лучше спою вам другой куплетик, а вы попытайтесь расшифровать его:

Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам\ И вода по асфальту рекой.\ Ведь неясно прохожим в этот день непогожий,\ Отчего я веселый такой!

– И в чем секрет этих строк, в чем фишка? – спросил Илья, разливая юшку по тарелкам.

– А ты соедини первые буквы начальных слов каждой строчки, – тут же хихикнул Александр. – Соединил? Правда, забавно?

– Саня, ты лучше скажи нам, как это у тебя получается ходить босыми ногами по горящим углям? – спросил Алекс. – Но сначала давайте выпьем за меня. Давно в гостях у вас я не был.

После того, как было выпито и первая порция ухи была съедена, Александр начал свой рассказ.

(С этого места повествования я прошу и тебя, мой читатель, прислушаться к тому, о чем пойдет у нас речь дальше. Повторяю, будет весьма интересно и даже поучительно).

– Кожа у меня такая же, как и у вас. В ней нет ничего особенного. Тайна здесь в другом, – начал Александр. – Но вначале позвольте мне напомнить вам, что умение ходить по раскаленным углям было известно человечеству еще с древнейших времен. Достаточно почитать римского историка Плиния Старшего. Об этом же умении есть краткие сообщения в египетской мифологии, которая сообщает, например, о двух жрецах, которые встали на огненные головешки и остались совершенно невредимыми. А было это 3000 лет назад. Вся средневековая история пронизала подобными сообщениями.

– Извиняйте, батьку, – бросил Алекс Аруцака, – но не могу удержаться, "огненная" тема неожиданно заставила меня вспомнить одно предание, по которому Жанна д'Арк ни на каком костре инквизиторов не была сожжена. Просто была найдена другая преступница, потрясающе похожая фигурой и лицом на Орлеанскую деву. Вот ее и спалили в огне. Нужно помнить, что в средневековье боролись не с ересью, а против еретиков. Ну это я так, к слову. А наша Жанна осталась целехонькой и закончила свою жизнь в достаточно преклонном возрасте в кругу своих близких. Продолжайте, князь.

– Лед тронулся, господа крестоносцы, – сказал Александр Невский. – Продолжаю. Сегодня не только индийские факиры, но и многие люди на земле ходят по раскаленным угольям босиком, как по прохладной майской лужайке. Вы можете меня спросить, а в чем здесь тайна? О, если бы я знал ее! Во всяком случае, для меня очевидно, что ни один материалистический закон вот так, сходу, не способен объяснить причинно-следственную связь умения ходить по огню босиком. Как говорит Лариса Виленская, американская исследовательница паранормальных явлений, здесь нужно "отдаться внутренней мудрости ума и тела". Что до меня, то я преодолел свой внутренний страх, я могу сконцентрировать свое отношение, свою волю именно на том, что для меня раскаленные головешки просто являются россыпью прекрасных лепестков роз. Назовите это адаптацией, самовнушением, чем угодно. От этого суть дела не меняется. Повторяю, главное здесь – самонастрой внутреннего Я на преодоление животного страха, снятие биологического стресса. И ни в коем случае не расслабляться. Главное – максимальная сосредоточенность и абсолютная свобода духа. Но без специальных подготовительных упражнений под руководством опытного наставника ходить самому по огненным углям очень опасно. Все может закончится печально.

Проглотив две ложки ароматной ушицы, Александр продолжил.

– Кстати, тема огнеходцев натолкнула меня на другой, более интересный феномен. Речь идет о людях, которые самовозгораются. О таких людях-факелах в свое время писали и Золя, и Диккенс, и Мелвилл. Не обошла данная тема стороной и нашего известного писателя Николая Непомнящего, который в своей книге "Люди-загадки" пишет об этом. И не только о людях-факелах.

– Санек, нельзя ли поконкретней? – попросил Илья.

– Извольте, сударь. Между прочим, ты в своем романе "Преображение, или борщ тети Жени", опровергая общеизвестную версию кончины Гитлера и Сталина, полагаешь, и не без основания, что их смерть наступила благодаря самовозгоранию. Версия достаточно смелая, но требует доказательств.

Но вернемся к нашей теме. Вот факты. В отряде Ермака был один казак. Вечером он крепко выпил, подрался и через несколько секунд вспыхнул факелом. Понятно, что никто из его сотоварищей не тащил забияку в костер.

Подобное случилось и с миссис Мэри Ризер, в штате Флорида. В считанные секунды она превратилась в горку пепла. Причем, что интересно, одна нога осталась целехонькой.

В начале 1990 года, как пишет Николай Непомнящий, в Волгоградской области сгорел пастух Юрий Мамаев. Огонь вошёл в брюшную полость и спалил до тла все его нутро. Тело превратилось в кучку пепла, но брюки, фуфайка, сапоги остались целыми.

В 1993 году таким же таинственным образом сгорела одна старушенция в Минске. Когда по вызову соседей на место происшествия прибыли пожарники, то перед их удивленными взорами предстала совершенно нетронутая огнем квартира, а вот на полу комнаты они увидели небольшую кучку пепла.

Самовозгорание людей получило в науке название пирокинез, и причина его так и не установлена. К слову, животных пирокинез не касается. Вот еще одна тайна.

– Я думаю, – вставил Алекс, – что причина здесь одна – возмущение электромагнитного поля Земли. Именно оно совпадает с какими-то аномальными процессами в физиологии человека.

– Алекс, милый, думать вы можете сколько угодно, но разгадка этого исключительного явления и по сей день находится за семью печатями. Ученые-нетрадиционалисты утверждают, что самовозгорание связано с полтергейстом, через который осуществляется связь с иными мирами. Их единомышленники, не отвергая до конца данную гипотезу, полагают, что самовозгорание возможно благодаря аномальным колебаниям электромагнитного поля земли, которые рождают шаровые молнии. Именно шаровые молнии, способные войти даже в закрытые жилища человека , не повредив их, и сжигают человека.

Другие говорят: "Что за чушь. Ничего подобного. Дело здесь не в космических пришельцах. На самом деле пирокинез вызван анаэробным брожением в кишечнике человека, которое способствует накоплению горючего газа. Доказательства? Извольте. Чем больше человек потребляет яиц, тем больше в его желудке образуется фосфина и даже фосфорного дигидрита, который, соединяясь с метаном водорода, приводит к самопроизвольному воспламенению".

Иные ученые связывают воспламенение человека с его глубоким депрессивным состоянием. Запредельный стресс образует сверъхестественное накопление в мышцах фосфогенов, которое, в соединении с магнитными бурями и вспышками на солнце, и создают огненный смерч.

– Все это бредятина на постном масле, – бросил Илья, закуривая беломорину.

– Подожди, Илюня, охолонь, я еще не все сказал. И запомни, вежливость – это разница между тем, что ты говоришь, и тем, что ты хочешь сказать. Что до меня, то мне ближе точка зрения восточных религий, которые пирокинез напрямую связывают с потерей управления огненным центром человека, который находится в области солнечного сплетения. И, тем не менее, одной материалистической линейкой это таинственное явление не возьмешь. Все-таки главным генератором самовозгорания человека является он сам, а все другие космические явления есть лишь внешние условия его проявления.

– Вот здесь ты, Санечка, абсолютно прав. Кстати, ты знаешь, что Василиса Прекрасная была приятно удивлена, когда узнала, что у Змея Горыныча было три не только головы? – спросил Илья, нежно обнимая товарища.

Дружный хохот друзей сорвал звезду с ночного неба.

– Алекс, очнись!

– Господа, у нас темно, точно в квадрате Малевича, – пробурчал философ, протирая глаза.

– Алекс, не канючь, лучше открой новую бутылку.

– Нет, мужики, с меня хватит. А разговор я ваш краем уха слушал.

– Философ, мы не принимаем твой отказ, – голосом командора произнес Невский, подбрасывая хворост в костер. – Если пьянку нельзя предотвратить, ее надо возглавить.

– Согласен. Кстати, коль скоро у вас, господа, речь зашла о необычных явлениях, прошу обратить внимание, какой рукой нарезает хлеб и открывает бутылку наш художник.

– Левой. А что?

– Да ничего. Просто правши и левши являются разными типами людей, у них различное мировосприятие и миропонимание. Как говорит все тот же Николай Непомнящий, которого здесь цитировал Александр, между правшами и левшами идет сокрытая эволюционная борьба, как когда-то между кроманьонцами и неандертальцами. Сегодня леворукие составляют примерно 12-15% от общего числа землян. Уверен, что в будущем левши победят правшей. Хотите, я сейчас проведу маленький опыт?

– Давай, Алекс, – хором ответили друзья.

– Прошу не задумываясь, быстро положить ногу на ногу и скрестить руки на груди. Молодцы. Замрите. А теперь обратите внимание, что левая нога у Ильи положена на правую, а кисть левой его руки покоится сверху правой руки. У нас – наоборот. Перед нами стопроцентный левша. За левую половину тела отвечает правое полушарие, и наоборот. У левши, как правило, сильнее доминирует правое полушарие, они обычно являются художниками, музыкантами, представителями других творческих профессий. У них интуиция, фантазия и воображение на порядки превосходят праворуких, которые более практичны, логичны, рациональны. Среди ясновидящих более всего левшей. Леонардо да Винчи, Нострадамус, Ванга были левшами. А уж леворуких художников в мире – считать, не пересчитать. Кстати, Леонардо да Винчи мог писать справа налево, переворачивая буквы в противоположную сторону. Все его записи в знаменитом "Атлантическом кодексе" сделаны зеркальным образом. Подобной способностью обладает и наш друг Илья Глотов.

– Алекс, но я, в отличие от Леонардо, не изобрел подводную лодку, парашют, не начертил схему вертолета, экскаватора, металлургической печи и прокатного стана.

– Правильно. А зачем тебе это? Зато ты играешь на скрипке, гитаре, поешь, пишешь стихи, мастерски фехтуешь, бегаешь на коньках и лыжах, поднимаешь штангу, пишешь картины и создаешь монументальные произведения.

– Тогда наливайте, товарищи, – прохохотал Илья.

– Слушаюсь, Илья Недовинчатый.

Друзья врезали еще по стограммульке. После трехминутного передыха Александр, задумчиво растягивая слова, спросил философа:

– Скажите, Аруцака, а почему в мире людей существуют леворукие и праворукие? Насколько мне известно, гориллы не обладают таким разделением?

– Видите ли, в чем дело: ни одна обезьяна не способна к творческому строительству Вселенной. Что же касается наших ученых, речь, как вы понимаете, идет о наших физиках, то они давно установили, что наша Вселенная асимметрична. Начиная от галактик и кончая морскими раковинами и спиралями ДНК, в ней все закручено в одну сторону. Об этой пространственно-временной спирали говорит сам Эйнштейн. Более того, я утверждаю, что и наша мысль обладает торсионными свойствами.

– А что такое торсионные свойства?

– Отвечаю очень кратко. "Торсион" означает вращение. Об этом я могу говорить очень долго, ночи не хватит. Отмечу, что может существовать и зеркальная нам Вселенная, закрученная в другую сторону.

– Вы хотите сказать, сэр, что где-то в отдаленных мирах существует и зазеркальная Вселенная?

– Совершенно верно. Вот как раз леворукие и являются посланцами на землю этой таинственной Вселенной. Более того, окончательная разгадка тайн черных дыр откроет перед грядущим человечеством и саму возможность запускать время в обратном направлении, ибо уже известно, что в черных дырах время течет вспять.

– Ой, философ, не делайте моему животу смешно. Послушать вас, так выходит, что наши потомки смогут по своему желанию очутиться в царстве инков, жителей древнего Вавилона или дохристианской Руси?

И вдруг тут же, подскочив с места, он неожиданно забегал по берегу, хлопая себя по бокам.

– А что, робята, я даже совсем не против. Только представьте на минутку, я вдруг оказываюсь голышом на берегу Днепра, а навстречу мне выплывает белой лебедушкой княгиня Ольга. Подходит она ко мне вплотную, кладет свои нежные рученьки на волосатые плечи и таким низким, грудным голосом шепчет на древнерусском:

– О, посланец других миров, о, как истомилась моя плоть, о, как я устала от влияния симпатомимитических аминов на коллатеральное корональное кровообращение в свете радиоактивных излучений пимезойной эры. Возьми меня, седенький жиденок, и прессуй меня, прессуй до абсолютного вакуума, чтобы случилась невиданная в мире эндопсиховирутальная харизмагенная инфлюенция. Обрыдли мне супостаты славянские да басурманские, их вечные походы, битвы и междоусобные распри. А туточки здесь ты таким пимезончиком в гераклозойном виде! О, амбвивалентная деструкция моего ортодоксального органона, о, коварный искуситель, о, нежнейший голопузик с двадцать первым несгибаемым пальчиком, о, Атлант моей затонувшей Атлантиды, ну возьми меня, возьми!

– А тут на "БМВ" подъезжает твоя Натали из нашего времени, – перебивая друга, вставил Илья, – берет тебя за ухо и грозно речет: "Ну-ка марш в кабинет за рабочий стол, ты что, забыл про свое вечернее выступление в клубе еврейской общины? Ишь размечтался, эхинококк долгопятый, седина в бороду, а бес в ребро". И ты, как пятилетний пацан, сконфуженно бредешь за ней, шепча на иврите: "Дорогая, хочешь, я достану тебе звезду с неба?", на что она тебе тут же отвечает: "Никаких звезд! Сегодня ты сидишь дома".

– Смех смехом, ребята, а я полагаю, что в каких-то неизвестных нам параллельных мирах есть наши копии. А почему бы и нет? – задумчиво произнес философ Аруцака. – Откуда тогда взяться видениям, фантастическим картинам, которые возникают в сознании отдельных людей? Считаю, что здесь мы имеем сверхсознание всех живших, живущих и главное тех, кто придет им на смену. Без осознания и принятия единого информационного поля Вселенной подобные аномальные явления в психике людей не объяснить. Думаю, что здесь виртуальное время каким-то странным образом связано с конкретным, реальным физическим временем.

– Ты имеешь в виду, – вставил Александр, – что сознание землян самопроизвольно может подключаться к подсознанию других людей, которые некогда жили или будут еще жить?

– Безусловно.

– И что, если такая возможность подключения к иному сознанию существует реально, то со временем ее можно сделать управляемой?

– Здесь бабка надвое сказала. Ответить утвердительно на твой вопрос, Саша, я сегодня не могу. Я только знаю, что в мире существует громадное количество тайн, по волнам которых скользит утлая лодка рационализма человечества, изредка извлекая из ее неисчерпаемых глубин ту или иную разгадку бытия природы. Сегодня перед наукой встает ряд сложнейших вопросов. К примеру, можно ли стать бессмертным, клонируя себя до бесконечности? Можно ли клетки гениального человека пересадить в тело обычного ребенка? А если можно, то, чем черт не шутит, найдутся и такие экспериментаторы, которые в закрытых лабораториях захотят на клеточном уровне реанимировать Гитлера. Но ведь естественное рождение человека на земле есть промысел Божий. Да, в книге Бытия сказано: "Плодитесь и размножайтесь"... На первый взгляд вроде бы человек является хозяином своей судьбы. Но это только на первый, поверхностный взгляд. В действительности все иначе. Помните про тот же волосок, который и упасть не может с головы человека без воли Бога?

Конечно, во Вселенной, помимо причинно-следственной связи, существуют и другие взаимоотношения, неизвестные человеку. Но вот от человека, от его морально-нравственного устроения зависит, по какой плоскости пойдет развитие его культуры и цивилизации. Пока культура мира пасует перед темпами цивилизации. Отсюда встает и другой вопрос: как соотнести эзотерические практики и мировые религии, духовный опыт человечества с техническим и социальным прогрессом? Вот вам вопрос на засыпку: можно ли заложить данные мозга умершего человека в компьютер? Да, да, именно в компьютер, чтобы он продолжал жить не в нашем мире, а в виртуальном? И как эта реинкарнация, пусть даже на виртуальном уровне, может аукнуться на психофизическом состоянии компьютерного потребителя? Да, потенциальные возможности человека воистину неисчерпаемы. Один может опустить руку в расплавленный металл – и ничего, хоть бы хны. Кожа как была целой, так и осталась. Другие живут 120 лет, как Акива, Моисей, а другие и более того. Недавно умерла одна женщина в Абхазии – самая старая жительница на земле. Ей было 136 лет. Библии известны люди, которые жили до тысячи лет. Конечно, климат, питание, здоровый образ жизни, наследственность – все имеет значение. Но только этими факторами чисто земного происхождения подобное долголетие нельзя объяснить. Я знаю одну женщину в Израиле, которая родила в ... 70 лет. По всем законам физиологии подобное не должно было произойти. А она взяла и родила. А что вы скажете, если я приведу в пример человека, который плачет... стеклянными шариками? А люди-рентгены, которые видят вас насквозь? А загадки египетских пирамид в Гизе, которые по легенде построила цивилизация атлантов миллионы лет назад? Да взять хотя бы те же статуи острова Пасхи, Стоунхедж, камни Ики – это что, деяния лемурийских цивилизаций или...?

– Ты еще не сказал о рисунках в пустыне Наска, которые представляют собой космодром и карту земли. Их тоже могли создать атланты, – вставил Илья.

– Все верно, сир. Вообще, тайна древних цивилизаций поразительна. Ее нельзя вместить в Прокрустово ложе наших традиционных представлений. Но часто и судьба самих исследователей, попытавшихся проникнуть в разгадку таинственного, бывает трагической. Вспомните ужасную смерть тех археологов, которые в начале прошлого века вскрыли гробницу египетского фараона Тутанхамона.

– Ты можешь назвать причину их смерти? – спросил художник.

– Сегодня в мире ученых называют несколько причин их трагического ухода из жизни. Мне кажется, что смерть их наступила в результате воздействия на их организмы ядовитых испарений плесени из ткани мумий. Сама плесень никогда не умирает, она бессмертна. Кстати, проказа – самая древняя болезнь на земле – связана с плесенью. Но не будем отвлекаться.

Подобная трагедия, но уже в мировом масштабе, произошла в Средней Азии, когда ученые раскрыли усыпальницу великого Тамерлана. На плите, которая закрывала гроб, были высечены слова о смертной каре для тех, кто попытается нарушить покой усопшего. И что? А ничего. Не вняли наши гробокопатели грозному предупреждению. Кости, череп Тамерлана были вынуты на поверхность, и ровно в тот же день, 22 июня 1941 года, фашистские войска вторглись на территорию Советского Союза. Так началась Великая Отечественная война. Но на этом дело не закончилось. Когда останки Тамерлана были возвращены обратно в усыпальницу, началась знаменитая битва за Сталинград, которая закончилась полным поражением и пленением фашистских полчищ. Урок очевиден: нельзя трогать останки не только великих людей, но и простых смертных. Иначе быть беде.

Не менее загадочной оказалась судьба полковника британской армии Перси Фосетта, который загадочным образом исчез в бразильских джунглях, пытаясь обнаружить руины городов, построенных атлантами. Или наш Александр Барченко, погибший в застенках НКВД, который так и не нашел на Крайнем Севере Гиперборею – легендарную прародину индоевропейских народов.

– Алекс, вы еще вспомните судьбу Елены и Николая Рерихов, которые прожили долгие годы вдали от Родины, но так и не нашли "страну посвященных" Шамбалу, – раздался приглушенный голос Невского откуда-то сверху. Когда друзья подняли головы, их взорам предстала следующая картина: на высоте примерно в метре от земли, без всякой видимой опоры, зависла фигурка Александра. Огромные мерцающие звезды драгоценным покрывалом окутывали его тело.

– Он что, левитирует? – едва слышно спросил философ Илью.

– Ага, – потянувшись, ответил художник. – Он еще и не такое может. Однажды он заговорил со мной на каком-то странном языке, и когда я спросил его, что это за язык, он, скромно опустив глаза в землю, ответил: "Это язык племени набу".

– Кстати, други, – приземлившись и присаживаясь на пенек, заговорчески произнес Невский, – я слышал, что есть такая медсестра Наташа Бекетова из Анапы, которая знает... 120 языков.

– Ладно, кончай свистеть, – обнимая его, рассмеялся Илья. – Простая медсестра, не лингвист, и 120 языков? Нет, ты что-то загибаешь, дружок.

– Век свободы не видать, – поклялся Невский, взлетая на высоту трех метров. – Она великолепно говорит на языке древнеегипетских фараонов. Она в совершенстве знает кельто-саксонский язык 13-14 веков, китайский, турецкий, арабский, латынь. Например, она без запинки говорит на языках племен менгака, соалана, суаму, хокко, уавуалу. Она легко изъясняется на языке суанам – народа, который жил в Тибете... 20 тысяч лет назад. Мало того, она не только говорит, но и думает на этих 120 языках. Чем не диво?

– Возможно, она посланец иных миров, – задумчиво произнес Илья, разливая "Путинку" в стаканы. – Я думаю, что человек от рождения подключен к информационным полям, которые существуют вокруг земли. Что скажешь, Илья?

– Я тоже так считаю. От рождения человеку дана способность к знанию языков мира. Как, например, ребенок рожденный в еврейской или итальянской семье, может только по одному звучанию различать смысл, заложенный в словах? У него ведь напрочь отсутствует понятийный, логический смысл слов.

– Точно, мужики! – вновь взлетев на дерево, произнес Невский. – Живя в Германии уже много лет, я заметил, как дети наших эмигрантов свободно говорят на своем русском, плюс немецкий и плюс английский, которые они начинают изучать в школе. Если эту способность развивать с детских лет, то такой человек сможет в недалеком будущем свободно говорить на нескольких языках. Правда, после 5-6 лет эта способность затухает. Важно ее не заглушать, а развивать. Погалаю, что способность настраивать свой мозг на информационные поля передается через гены. Вспомните, например, дворянские семьи XIX века в России и умение их подрастающего поколения говорить на нескольких языках. В действительности человек от рождения готов быть суперполиглотом. Кстати, наш русский язык имеет очень много общих корней с древнеегипетскими языками. Вообще, весь словарный запас мира произошел от одного праязыка. Но вот если пойти еще дальше в глубь веков, то выяснится, что праматерь человечества Ева возникла в Африке. Не в Египте, не в Израиле, а именно в Африке. Но это уже отдельный разговор. Князь Невский, спускайтесь с небес и присоединяйтесь к нам.

Вздрогнув по-новой, друзья вполголоса запели: Ему де-, ему де-, ему девушка сказала:\ Неман ди-, Неман ди-, Неман дивная река,\ Как я бу-, как я бу-, как я буду с тобой плавать,\ С толстым ху-, с толстым ху-, с толстым худенька така.

Еще не успели отзвучать последние слова куплета, как из прибрежных кустов вышла прекрасная женщина с распущенными черными власами до пояса. Ее обнаженное тело являло образец законченной античной красоты, которой могли бы восхититься мастера Высокого Возрождения. На ее пунцовых губах играла шальная улыбка. Разбежавшись, она подскочила вверх, обхватила руками тело Александра и вознеслась с ним над огненной поляной в каком-то диком, необузданном кружении.

– Ты кто, женщина? – прошептал осипшим голосом номинант на премию Ники, Заслуженный деятель искусств России сын Марка Невского.

– Дикая Бара, а для вас, князь, я просто Ксюша.

– Извините, но по сайту знакомств и по рассказу Ильи я вас себе совсем не такой представлял.

Где-то высоко-высоко в полном небе прозвучали финальные аккорды из "Вальпургиевой ночи" Вагнера.

– Откуда ты, Дикая Бара? – чуть слышно прошептал наш герой, обнимая прекрасную незнакомку.

– Из твоих сновидений, мой князь.

– Мужики, я больше не могу, – взмолился Невский, шатаясь и спотыкаясь. – Я схожу с ума!

– Запомните, князь, в основе любой гениальности лежит схождение с ума, с привычного, традиционного ума. И это – ноубодифул, то бишь – без дураков, – прошелестела Дикая Бара, усаживаясь к костру. – Алекс, вы не могли бы мне передать пестрый надувной матрас, который лежит рядом с вами?

– Нет, это же мой друг Илья.

– Прости, не разглядела. Алекс, дорогой, enchante de vous voir (рада видеть вас, фр.), кусочек колдовства плесните мне в бокал.

– Но, дорогая, вы, кажется, уже приняли на грудь.

– Ох, Алекс, Алекс, запомните, алкоголь в малых дозах полезен в любом количестве. Между прочим, я краем уха слышала ваш разговор о долгожителях. Но почему именно гении так часто уходят из жизни молодыми?

– Дорогая Ксюша, но почему же только молодые гении? Достаточно вспомнить Вольтера, Гете, Шекспира, которые и в 80 лет работали активно. Прибавьте сюда Микеланджело, Толстого. Или совсем свежие примеры из нашей жизни. Главный художник Московского комбината декоративно-оформительного искусства Брянский умер в 113 лет; известный карикатурист Борис Ефимов ушел на встречу с большинством в 108 лет; прославленный на весь мир руководитель Всесоюзного ансамбля пляски Игорь Моисеев умер, когда ему было 102 года; гениальный Марк Шагал не дожил до ста лет всего два года. И таким примерам несть числа.

– Алекс, ваши примеры убедительны, но, я повторяю – почему именно гении так рано умирают в молодом возрасте? – произнесла Дикая Бара, кутаясь в пиджак, накинутый на ее мраморные плечи Невским.

(В этом месте нашего повествования я попрошу и тебя, мой читатель, поудобней расположиться в мягком кресле и приготовиться послушать рассказ нашего героя. Строго говоря, мы сейчас подойдем к кульминационному моменту нашего рассказа. Итак, слово Аруцаке).

– Дело в том, что я давно уяснил для себя, почему любой мировой цезариат, любая диктатура власти душит на корню свободный дух гения, почему тот же красный террор с такой доселе невиданной свирепостью обрушил свой топор прежде всего на духовный авангард. Понятно, что любое государство построено по принципу велосипеда: сверху руль, снизу цепи.

Но я иногда задаю себе вопрос, не есть ли в этом общенациональном безумии своя система и не восходит ли она к неким мистическим силам? А может быть, ее корневая основа погружена в глубину нашей российской ментальности и чтобы понять весь космический масштаб этого ужаса надо заглянуть в эту зловещую глубину? Для меня эти вопросы очень серьезны. Конечно, понятно, когда в годы военного лихолетья безвременно уходят из жизни таланты. Вот навскидку несколько строк из поэмы "Снегопад" Давида Самойлова: Кое-кого из их числа\ Уже навеки приняла\ Земля под сень своих просторов:\ Кульчицкий, Коган и Майоров,\ Смоленский, Лепский и Лапшин,\ Борис Рождественский, Суворов\ В чинах сержантов и старшин,\ Или не выше лейтенантов -\ Созвездье молодых талантов -\ Им всем по двадцать с небольшим.

Но как бы это страшно ни прозвучало, но война – на то она и война, чтобы кровавой косой косить всех без разбора. Но смотрите, други, что происходит. Ведь и поныне этот алый след трассирует, выбрасывая из жизни наиболее талантливых.

Владимир Высоцкий, Леонид Енгибаров, Роберт Рождественский, Андрей Миронов, Олег Даль, Роман Филиппов, Константин Васильев, Геннадий Шпаликов, Игорь Киселев, Виктор Попков, Никита Подгорный, Леонид Марков, Юрий Богатырев, Евгений Мартынов, Александр Кайдановский, Юрий Каморный, Изольда Извицкая, Игорь Тальков, Виктор Цой, Александр Хочинский, Влад Листьев, Анна Политковская, Дмитрий Холодов, Елена Майорова. Совсем недавно ушли из жизни такие славные артисты, как Александр Абдулов, Борис Хмельницкий, Олег Янковский, Вячеслав Невинный, Ян Арлазоров. Как говорится, им бы жить да жить. Ан, нет. Понятно: болезни, нежелание вовремя обратиться к врачу, потрясающее заблуждение, что смерть именно мне и сейчас не угрожает. Конечно, речь не идет о пуле убийцы-подонка или о преднамеренных действиях палачей. На то они и дьяволы во плоти, чтобы вершить свое черное дело. Ты что-то хотел сказать, Илья?

– Да. Вот один отрывок из моей поэмы "Друзья": Все мои другари, кореша\ Поостыли в земле, приумолкли.\ Кто от пули ночной иль хмельного ножа,\ Кто от взрыва сердечной аорты.\ Они жили, себя не щадя,\ Без огляда, напропалую,\ И, как гвозди, с размаху вбивали себя\ В деревянную плаху земную.\ Почему, подскажи мне, страна,\ Ты сначала убьешь и хоронишь,\ А затем, по расхожему счету, сполна\ Свои жертвы в святые возводишь?\ Я хриплю: – Другари, как же так? – \ Но в ответ тишина и поныне.\ Только жены их стынут в озябших платках\ На бескрайних просторах России.

– Горько слышать твои строчки, Илюня. Но я продолжу. Смотрите, что происходит. Смерть настигает художника Васильева в 23 года, Добролюбова – в 25 лет, Лермонтова – в 26 лет, Писарев умирает в 28 лет, Есенин – в 30 лет, Франц Шуберт – в 31 год, Н. Дельвиг – в 32 года, А. Кольцов, В. Гаршин – в 33 года, А. Грибоедов, артист Волков, Г. фон Клейст уходят из жизни в 34 года, Н. Гумилев – в 35 лет, Ватто и В. Хлебников – в 36, Байрон, В. Маяковский, Ж. Бизе не дожили всего несколько месяцев до 37-летия. А вот А. Пушкин, А. Рембо, В. Белинский, Никитин, гениальный художник Рафаэль умирают в 37 лет.

– Кстати, Рафаэль умирает в объятиях любимой женщины, – вздохнув, прошептала Дикая Бара, теснее прижавшись к Невскому.

– Продолжаю этот мартиролог, – грустно улыбнувшись, произнес философ:

– Ф. Мендельсон – в 38 лет, Корреджо, Ф. Шопен, Левитан, поэт Багрицкий – в 39 лет, Э. По, А. Блок, Дж. Лондон, Ф. Кафка – в 40 лет, Н. Гоголь, М. Мусорский – в 42 года и так далее, и так далее.

Простите, мэтр, что я вас перебиваю, – бросил Александр Невский, осторожно отстраняя от себя Дикую Бару. – Я понимаю, что одно только имя Пушкина знаменует собой золотой Ренессанс в культуре России XIX века, но почему, почему так страшно обрывается жизнь гения в 37 лет у Черной Речки? Ну плюнул бы он на этого подонка Дантеса, проигнорировал бы его, и все обошлось бы.

– Дорогой Александр, а вы почитайте на досуге мою книгу "История дуэли в России", там все сказано. Да, Пушкин – "невольник чести", да, "восстал он против мнений света". Лермонтов гениально раскрыл трагический уход из жизни поэта. Пушкин, как верный рыцарь своей Натали, как человек чести и долга, вышел к смертельному рубежу, чтобы выступить против царства мрака, лжи, которое с каждым годом становилось невыносимей для него. Но глубинная, метафизическая сущность его души не была по-большому счету воцерковлена. В действительности ему не нужен был посредник в лице священника между его сердцем и Богом, его связь была напрямую с небесами. Речь, по-видимому, идет о том, что он не до конца осознавал, что его гениальность не есть только данность его ежедневного бытия, но она полностью принадлежит Богу. Да, тело, как сосуд, есть носитель его гениальности, но сам поэтический мир, как дар, вручен ему был от Бога по рождению его. Другими словами, когда великосветский баловень Дантес стрелял в Пушкина, он стрелял в плачущего и страждущего Бога, который находился в это роковое мгновение внутри поэта. Пушкин безусловно был прав, когда говорил: Нет, весь я не умру.\ Душа в заветной лире\ Мой прах переживет\ И тленья убежит.

Все верно, все точно. Но это строки о своем посмертном значении. Как говорится – не прибавить и не убавить. И тем не менее, сколько прекрасных творений так и не создал Пушкин, выйдя на дуэль, сколько миллионов людей на планете были лишены возможности прикоснуться к новым произведениям гения, так и не увидевшим свет.

Средний возраст человека, как говорит Библия, равняется 70 годам. Делим эту цифру и получаем средний возраст гения, плюс – минус 2-3 года. Талантливый или гениальный человек (гений – высшая ступень таланта) более остро воспринимает происходящее вокруг него и в самом себе, чем остальные, так называемые "усредненные люди". Середина возраста для него, как правило, означает духовный кризис.

– Извините, Алекс, – приподнялась Дикая Бара, обнажая свое мраморное тело, над которым как бы простерлись два облачных, ангельских крыла из небесной высоты. – Но ваш средний возраст от 37 до 42 лет – понятие достаточно условное.

– Да, да, – тут же подхватил ее мысль Александр Невский, облизывая пересохшие губы и обнимая таинственную незнакомку. – Мужики в России сегодня живут в среднем 60 лет. Уверяю вас, что кризис среднего возраста угрожает не всем. Композитор Сибелиус прожил 91 год. Выпивал в день бутылку водки и курил. "Все врачи, – говаривал он, – которые советовали мне, что нельзя курить, давно уже умерли". А теперь, Ксюша, посмотрите мои фотографии, которые случайно оказались при мне. К примеру, вот обратите внимание на эту фотку, где мне 5 лет. Что скажете, не правда ли, хорош?

– Извините, но неужели в этом возрасте у вас была уже лысина?

– Нет, вы держите фотографию вверх ногами! Но я продолжаю. К тому же, если у человека все складывается нормально, то надлом духа, потеря смысла жизни обходят его как бы стороной. Естественно, мысли о неудовлетворительности своих достижений всегда остаются при нем. Конечно, если он нормальный человек. Почему? Да просто потому, что между реальным, конкретным и идеалом всегда существует объективный люфт, зазор. Отсюда извечное стремление человека к запредельному, таинственному и фактически к недостижимому в условиях земной жизни. Здесь возраст ни причем. Ранняя смерть в вашем так называемом "среднем" возрасте – это скорее случайность, стечение обстоятельств, чем закономерность. Что вы на это скажете?

– Мой друг, вы просто невнимательно меня слушали. Речь идет о неординарных людях. У обычных жителей земли и содержание среднего возраста отличается от трагической избыточности духа гениев. Вспомните слова Генриха Гейне, который сказал: "Трещина в мире проходит через сердце поэта". Художник, поэт, одним словом творец наиболее остро чувствует изъяны и несовершенства мира. Себя такие люди воспринимают посланцами какой-то высшей гармонии и красоты, вершителями нагорней правды. Вот вам и драматичное столкновение вечного, таинственного с временным, мимолетным. Результат подобного столкновения – атомный взрыв внутри сердца гения: рушится психика, человек уходит в себя, наступает дискомфорт бытия. Осознает ли это гений? Как правило – да. Он чувствует неотвратимость своего ухода. Вспомните опять Пушкина. Прочтите внимательней его стихи последнего десятилетия: "Из Пендемонте", стансы, цикл "Дорог". Какое провидческое предчувствие своего земного конца!

Или вспомните одинокий крик-надрыв нашего Владимира Высоцкого: "Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее..." А его слова к друзьям в последний вечер: "Налейте мне. Я сегодня умру". Предчувствие личного конца и безумие гениев есть показатель среднего возраста. А возможно, не показатель, а следствие. Сколько лет прожил Ван Гог? Правильно – 37 лет. А вот теперь послушайте, что пишет Писсаро своему сыну Люсьену: "Я знал, что Ван Гог либо сойдет с ума, либо оставит нас всех далеко позади. Но я никак не предполагал, что он сделает и то и другое."

А теперь слова из последнего письма Ван Гога, написанного за несколько часов до выстрела в себя: "Я заплатил за свой труд моей жизнью, и разум мой наполовину ушел из него... но что поделаешь..." Дальше письмо обрывается.

– Алекс, дорогой, свет моей вечерней зари, звездочка моего среднего возраста, – пропела грудным голосом Дикая Бара, подходя к философу и кладя руки на его плечи. – Но ведь вы не станете отрицать, что Гете закончил "Фауста", будучи стариком. Умирают в преклонном возрасте Солженицын, Ахматова, Тютчев, Гюго, Фет, Толстой, Гончаров, Крылов, Набоков, Бунин и многие, многие другие...

– Конечно же, прелестнейшая Ксюша. Вы наверное прослушали, что я говорил. Бывает. Но со статистикой не поспоришь. А она как раз и свидетельствует, что именно большинство гениев земли умирают в возрасте где-то от 35 до 37 лет. Больше того, есть поразительные свидетельства, когда некоторые гениальные люди предчувствовали не только год своего ухода из жизни, но даже месяц. Всего лишь один пример. В стихах памяти Элиотта Бродский предугадал и свой срок: Он умер в январе, в начале года.\ Под фонарем стоял мороз у входа.

Бродский тяжело переживал январь и боялся его. Как известно, он умер 28 января 1996 года.

Я часто задаю себе вопрос: а не заложено ли в самой природе гениальности некоторое противоречие, которое изнутри провоцирует своего носителя к разладу с миром и как финал этого трагического разлада – смерть самого гения?

– Алекс, разреши прочесть мне стих?

– Проше пана.

Гений всегда есть вызов,\ Бросок в долгожданную гибель,\ Разрыв и отрыв от нормы,\ Порядка привычных вещей.\ Взлетев над обыденной планкой,\ Гений живет по законам,\ Им сотворенным законам.\ И в этом, и только в этом\ Величье и драма его.\ И чем он дальше уходит\ В заоблачные очертанья,\ Тем больше он независим,\ А значит, и одинок.\ Гений всегда провокатор\ Жизни своей и смерти.\ И в этой неравной схватке\ Первой падает жизнь.\ Игра – на прокол аорты,\ На – обгоревшие нервы,\ На – тайную веру в бессмертье\ Вздоха и выдоха легких.\ И тысячи раз выходят\ Тысячи Пушкиных к Черной\ И тысячу раз умирают\ И тысячу раз встают.\ И тысячи новых Дантесов\ Плетутся за ними понуро,\ Чтоб жребий исполнить свой темный\ И в темную память уйти.\ Порой мне кажется, будто\ В самой гениальности порча\ Заложена изначально.\ А может быть, я не прав?

– Несколько неточно, Илюня. То, что ты называешь "порчей гения", в действительности есть глубоко сокрытое отступничество и вылет мятежной души одинокого гения за привычную, усредненную черту проживания. Я не оговорился: гений живет, конструирует свое присутствие на земле по своим законам и представлениям. Для него день, прожитый без творчества, равносилен невосполнимой потере чего-то очень важного, значительного. Обычный человек не живет, но проживает, он является придатком устоявшегося, традиционного бытия большинства. Обычно трагический разрыв между реальным и должным наступает у гения именно к 37-летнему возрасту – к середине его жизни. Не преодолев в себе этот внутренний кризис, он ставит точку в конце своего миллиарда секунд.

– Простите, философ, но я вас не понял, при чем здесь миллиард секунд? – бросил Александр Невский.

– Объясняю. Миллиард секунд примерно равен 37 годам жизни. Поэтому, други мои, предлагаю выпить за то, чтобы наша жизнь на земле равнялась трем миллиардам секунд. Замечу, что это составит как раз знаменитые библейские 120 лет.

– Фу, какой вы умный, Алекс, ваши мысли не жмут вам череп? – прищурившись, ехидно спросила Дикая Бара.

– Нет, Ксюшенька, я с вами – счастливый человек. Между прочим, счастье – это когда тебе все завидуют, а нагадить не могут...

В серо-фиолетовой высоте небес одиноко мерцали чистые звезды. С севера подул свежий ветерок. Подброшенный в костер сушняк взметнул пламя на два метра от земли, озаряя неровным светом фигуры друзей.

– Уважаемые члены высокого собрания, может быть, к месту, а может быть, и нет, – произнес Невский, – но мне подумалось, что вся человеческая жизнь есть сплошная тайна, ибо ее содержание есть некая недоступная нашему рациональному опыту проекция, отзвук какой-то иной реальности. Например, что такое случайность, как не материалистический псевдоним чуда. Да та же смерть. Что мы о ней знаем? Какие-то жалкие потуги карликов вскарабкаться на отвесную скалу космического Эвереста. Смешно, господа. Чем больше я живу на этой земле, тем больше убеждаюсь, что тайна бытия все так же далека от меня, как в раннем детстве.

– "Что день грядущий мне готовит? Его мой взор напрасно ловит", – пропела Дикая Бара, обнимая Александра.

– Постой, Ксюша, – сконфуженно промычал сын Марка. – Коль скоро у нас речь зашла о смерти, я хочу спросить нашего художника, правда ли, что существует некая мистическая связь между изображением человека на холсте и его последующей судьбой? Что скажешь, Илюня?

– А что тут говорить, конечно, существует. Есть немало историй о преждевременной смерти тех людей, которые позировали художникам.

– Да полноте вам, художник, – вспыхнула огненным отблеском костра Дикая Бара. – Чертовщина какая-то!

– Э, не скажите, прелестное дитя. Хотите примеры?

– Хочу, – сурово произнесла Ксюша. – Только никакой отсебятины, никаких придумышей.

– Извольте, сударыня. Вам какие примеры, из прошлого или современные?

– Не кокетничайте, маэстро. На ваше усмотрение.

– Хорошо. Все вы знакомы с творчеством Ильи Глазунова. Он написал портрет своей жены Нины Виноградовой-Бенуа. Она покончила свою жизнь самоубийством при странных обстоятельствах. Другой художник Александр Шилов сделал несколько портретов своей дочери Маши, которая умирает в 16 лет.

– Но позвольте, – тут же вмешался Невский. – Но когда дочь позировала отцу, он не ведал, что она больна раком. Также и у Нины, жены вашего тезки, был рак полости рта. Просто от боли сознание ее съехало с крыши и она пошла на самоубийство. А возможно, кто-то и помог ей выпасть из окна. Кто? Сие есть тайна.

– Но обратим свой взор в прошлое. Помните "Маху" Гойи? Так вот, герцогия Альба умерла после позирования великому испанцу.

А жена Рубенса, прекрасная Изабелла, послужившая моделью для всех его красавиц, ушла из жизни в 35 лет.

То же самое случилось и у Пикассо. Две его жены покончили жизнь самоубийством. Они также позировали художнику. Их живописные проекции как бы не хотели оставаться в одиночестве и спровоцировали преждевременный уход из жизни своих реальных прототипов.

Совсем молодой, в 30 лет, от чахотки умирает Саския, жена Рембрандта. Происходит это после того, как мастер изобразил ее в своих картинах "Даная" и "Флора". Мистика? Не знаю. Но факт остается фактом.

Более того, трое детей мастера, которые неоднократно служили ему натурой, умерли в младом возрасте. Правда, единственный сын Титус, которого смерть обошла в младенчестве, все-таки умирает в 27 лет.

– Илюня, ты еще расскажи об Илье Ефимовиче, которого современники втайне называли "черным провидцем", – бросил философ, наполняя тарелки новой порцией ухи. – Помнишь?

– А то. Репин пишет картину "Иван Грозный убивает своего сына". Писатель Всеволод Гаршин, послуживший ему натурой для царевича, через несколько дней бросается в пролет лестницы и погибает. Когда художник закончил портреты композитора Мусоргского и хирурга Пирогова, те тоже умирают буквально на следущий день после окончания позирования. Но на этом мартиролог не заканчивается. Смотрите, что происходит. Илья Ефимович кладет последний мазок на портрете премьер-министра Столыпина, и того на следующий день убивают.

Да, можно возразить, мол, Пирогову было уже 70 лет, свое, как говорится, пожил. Мусоргский, когда позировал художнику, был уже смертельно болен. А с Гаршина и "взятки гладки". Чего взять с человека психически больного и неуравновешанного? Что касается чахотки, то от нее умирало в те времена очень много людей. Того же Столыпина писали и Суриков, и французские художники. И ничего, обошлось, остался жить. Да взять ту же жену Рембрандта. Она также страдала чахоткой. Неудивительно, что и малолетние дети гения умирают от этой же болезни.

И тем не менее, что бы мы ни говорили, тайна остается тайной. Разве это не загадка, что знаменитая модель художника Владимира Боровиковского Лопухина умирает через несколько лет после написания ее портрета? А ведь она была вполне здоровой. А вспомните знаменитую картину "Тройка" Перова. Маленький Вася, который позировал художнику, умирает. Его матушка запрещала сыну позировать. Она словно предчувствовала, что случится что-то недоброе. Но мальчик не послушался матери. Произошло страшное.

А вот что вспоминает художник Эдуард Дробицкий, написавший в свое время двойной портрет Пушкина и Высоцкого:

"Володя был одет в костюм поэта, а Александр Сергеевич – в джинсу. Через две недели Высоцкий умер. Коллеги мне сказали, что энергетику уже умершего классика я через кисть передал Высоцкому и тем приблизил его конец. Не знаю, но возможно некоторые художники могут обладать интуицией врача– диагноста и несут в себе дар предвидения смерти?"

– Илюня, погодь маненько. Я вспомнил сейчас один малоизвестный факт из жизни английского художника Гильберта Стюарта, – бросил Алекс Аруцака. – Однажды к живописцу пришел лорд Малгроу и попросил того, чтобы он написал потрет его брата, генерала Филипса. Зайдя через некоторое время за заказом, он сказал, что портрет ужасен и совершенно не похож на брата. Художник, который до этого создал известный портрет Джорджа Вашингтона, лишь развел руками. Вскоре генерал Филипс сошел с ума.

– Я думаю, – продолжил Илья, – что здесь дело в самой энергетике, которую вкладывает художник в тот или иной портрет, в мазок кисти. Эта энергетика может быть злой или доброй. Краска, как и вода, обладает памятью. Например, главный сотрудник Эрмитажа профессор Сапунов считает, что "когда художник находится в спокойном состоянии, его мазки ровные и правильные. Но когда портрет пишется в состоянии нервного возбуждения, тоски или психического обострения, то мазки начинают "плясать". Это незаметно для глаз и видно только при тщательном исследовании картины. Но человеческий мозг воспринимает такие неровности на уровне подсознания, которое запускает программу, родственную гипнозу, на самоуничтожение портретируемого".

Вы можете мне возразить, заявив, что в мире есть миллионы портретов и никаких смертельных исходов портретируемых мы не находим. Все правильно. Согласен. Но не забывайте, что речь идет у нас с вами о талантливых, гениальных художниках, а не об обычных ремесленниках от живописи. Мне думается, что гении обладают могучим экстрасенсорным даром, который несет в себе некую мистическую связь между изображением и самим человеком. Художник, если он настоящий мастер своего дела, при написании портрета вкладывает в каждый мазок, в каждую черту портретируемого свою духовную энергетику. Когда произведение закончено, оно начинает жить своей самостоятельной жизнью. Возникает очень сложная проблема в нравственном смысле: если жизнь натуры на часах вечности есть одно лишь мгновение, а жизнь его портрета – сама вечность, если хотите – бессмертие, то, зная как бы заранее, какой конец, пусть даже на гипотетическом уровне, ожидает натуру после последнего сеанса позирования, почему художник все-таки идет на подобный спарринг? Неужели жизнь его творения для него дороже, чем жизнь натуры? Что касается меня, то ответ для меня очевиден. Я намерен переписать, закрасить портрет своей жены, который находится в моей мастерской. Я его создавал, когда не ведал о зловещей связи между изображением на холсте и самой натурой.

Предлагаю вздрогнуть по последней и на боковую. Скоро рассвет.

Последние слова художника заставили Александра Невского повернуться в сторону друзей. Он стоял по колено в воде. В его руках, руках человека, который отродясь не занимался рыбной ловлей, находился огромный жерех.

– Надо же, не может быть! – крикнул художник.

– Все может быть, все может быть! – пропел философ Алекс Аруцака, обнимая своего приятеля Илью Глотова и подставляя лицо навстречу поднимающемуся солнцу.

– Все может быть, все может быть!

С криком: "Попав в идиотское положение, ведите себя, князь, просто и естественно, как настоящий идиот", – Дикая Бара подлетела к ошалевшему и счастливому рыбаку, обняла его и замерла.

– У меня никогда не было романа на стороне, а ты можешь сказать то же самое? – чуть слышно прошептал ей на ухо Александр Невский.

– Конечно, но только не с таким честным лицом.

В небе стояло оранжевое облако, удивительным образом похожее на лицо хохочущего Пушкина.

И. Клейнер. 2010

Библиотека » На сквозняке эпох. Рассказы




Выставка работ
Книги