Художник Илья Клейнер
О художнике | Работы | Фотоальбом | Отзывы | Библиотека | Обратная связь

КАРДАН СОВЕСТИ

"Кто управляет прошлым, тот управляет будущим,
Кто управляет настоящим, тот управляет прошлым".

ОРУЭЛЛ

Пока жив человек - кардан совести не останавливается, он будет вращаться вокруг своей оси по воле Бога. Появление на свет любого нового младенца, в какой бы части света он ни родился, есть прямое доказательство и свидетельство тому, что Всевышний не разуверился в своём замысле создать свой Образ и Подобие и свято, неукоснительно верит в торжество любви и красоты в пределах земной ойкумены. Ещё проще: появился младенец на свет - значит, Бог не оставил человека, значит, никакие цунами, землетрясения, засухи, наводнения, сдвиги полюсов, эпидемии, глобальные войны, каких бы грандиозных размеров они ни достигали, не в состоянии уничтожить человечество. Ещё проще: младенец + Бог = бессмертие! Возможно, это и есть формула нравственного бытия человечества. А почему бы и нет?!

Крутит кардан совести младенец, улыбается Бог в небесах, и никакие химеры зла не в состоянии остановить это вращение, несмотря на происки сатаны. Только нельзя человеку забывать своё прошлое. "Иваны, не помнящие родства своего", превращаются в нелюдь, в недочеловеков. Да, в определённой степени прошлое - это иллюзия, сон; да, будущее - это аллюзия, ирреальное, сверхбытие. А что настоящее - это единственная реальность, единственная правда сиюминутного бытия человечества? Как бы не так! Ведь и сама реальность настоящего соткана из таких таинственных лоскутков пространства и времени, что её порой не в состоянии осмыслить и переварить никакой рационализм наших умственных потуг и усилий. И тем не менее, попробуйте из этой триады "прошлое, настоящее и будущее" убрать хотя бы одну составляющую, как тут же история человечества лопнет, разлетится на кусочки, да просто перестанет существовать. Особенно это касается нашего прошлого. И сказал поэт: "Пока мы помним - мы живём!" И если мы прошлое не убили, значит, мы нужны настоящему и будущему. Ницше когда-то изрёк: "То, что не убивает, делает нас сильнее". Другой мудрец добавил иронично: "А в нашем возрасте и в нашем маргинальном положении главное - не испортить некролог". Другими словами - не участвовать в зле. Одно из моих стихотворений заканчивается такими строчками:

А я, от имени отцов,
Кто пал под стенами Рейхстага,
Готов идти на подлецов,
Как шёл Давид на Голиафа!

Только соединение трёх ипостасей: прошлого, настоящего, будущего - в единое целое на уровне одномоментальности делает человеческое пребывание на земле угодным Богу. Но это триединое начало должно реализоваться не только на умозрительно-созидательном уровне, что вполне допустимо и существует в многовековом опыте духовной культуры, но прежде всего в практическом, физическом, материальном сиюминутном деянии любого из нас. И основной сутью этого деяния должна быть любовь к ближнему во имя тех, кто когда-то жил на земле и кто будет жить, когда уже не будет нас, ныне живущих.

Вот почему трагедия Холокоста, в ходе которой в середине ХХ века фашистскими ублюдками было уничтожено свыше 6 миллионов людей, является для меня не только историей "давно минувших дней", а живой, кровоточащей реальностью и сегодняшней жизни. Я являюсь свидетелем, как на моих глазах (а живу я с женой в Германии более 15 лет) по всей Восточной Европе идёт с разной степенью интенсивности волна цунами, получившая название "люстрация". (Напомню, что термин "люстрация" в переводе с латыни означает "очищение посредством жертвоприношения"). Вот это очищение совести от коммунистического, тоталитарного режима, и прежде всего от нацистской диктатуры, особенно наглядно происходит в современной германии. Сегодня здесь принимаются люстрационные законы, по которым любой человек, преступивший нравственные законы, служивший фашистскому режиму, вне зависимости от того, где он служил, в гестапо, Штази или регулярных войсках Третьего рейха, должен понести заслуженное наказание. Вот это "очищение посредством жертвоприношения", что равносильно публичному наказанию, началось после окончания Второй мировой войны и проходило в денацификационных судах ФРГ. Вот ещё с каких пор пошёл по Германии люстрационный процесс. Из 3 миллионов человек, прошедших люстрацию, 200 тысяч были арестованы. Процесс люстрации имел место в Польше, Чехии, Венгрии и даже в Грузии. А в России? Вот как об этом пишет писатель Михаил Румер в газете "Еврейская панорама", июль 2015 г. № 6 :

"Галина Старовойтова внесла в 1997 году в Государственную думу проект люстрационного закона "О запрете на профессию для проводников политики тоталитарного режима", но он не дошёл даже до первой стадии рассмотрения. Соратник Старовойтовой историк Андрей Зубов высказал предположение, что попытка продавить люстрацию стала причиной её убийства год спустя. И тот же Зубов считает, что Россия упустила свой шанс провести этот благотворный для формирования демократического общества процесс. Будь он реализован, к власти не смогли бы прийти партаппаратчики и чекисты, приведшие страну к авторитаризму и возврату к столь любезным их сердцам советским реалиям. Очищение не состоялось, и результаты этого полной ложкой хлебает не только Россия, но и весь мир"

__________

Город Люнебург-ганзейский немецкий город в Нижней Саксонии, в 50-и километрах к юго-востоку от Гамбурга. Через этот уютный город протекает небольшая речушка Ильменау, приток Эльбы. В средние века славился благодаря торговле солью, откуда её доставляли в Любек, а оттуда на все балтийское побережье. Долгое время Люнебург был одной из столиц герцогов Брауншвейг-Люксенбургских. В городе проживает примерно чуть больше 70 тысяч человек.

Чем ещё интересен этот город? А тем, что в 1700 - 1703 годах в певческой школе при церкви Св.Михаила в Люнебурге учился Иоганн Себастьян Бах. Ещё чем? На средства Люнебурга и его жителей был создан Люнебургский батальон, принявший участие в сражении при Ватерлоо.

В Люнебурге совершил самоубийство рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер. Оказавшись в британском плену, 23 мая 1945 года перед допросом он раскусил ампулу с цианистым калием.

Именно в этот город в апреле 2015 года был приглашён в суд в качестве почётного гостя 92-летний узник Освенцима Рафаэль Залманович Фишер, проживающий в однокомнатной квартире на Сретенском бульваре в Москве.

Конечно, он знал о Нюрнбергском и других процессах, которые прошли по всей Германии над фашистскими преступниками после окончания войны. Но не всех, далеко не всех гитлеровских прихвостней коснулся праведный суд возмездия за свершённые некогда злодеяния. Казалось, что само время давало отсрочку для добровольного покаяния, в надежде, что всё-таки оставшаяся крупица совести проснётся и выведет добровольно на скамью подсудимых своего хозяина. Но, как показывало время, никто из уцелевших гитлеровских палачей добровольно, прилюдно не покаялся. И тем не менее, рано или поздно, возмездие настигало преступников. Небесный Суд - уж точно.

И вот на этот раз судили Оскара Грёнинга - унтершарфюрера СС. Но об этом чуть позже.

А сейчас несколько слов о Рафаэле Залмановиче Фишере.

Родился он 1 июня 1923 года на Привозе в Одессе в семье ортодоксального раввина Мойше Фишера. Окончил среднюю школу и поступил в музыкальное училище по классу скрипки и виолончели. Со второго курса добровольцем ушёл в Красную армию, но через полгода его батальон, попав в окружение, был практически весь уничтожен. Контуженным, он попал в концлагерь Биркенау. 27 января 1945 года советские войска заняли Освенцим. Среди 7,5 тысяч уцелевших узников, которых фашисты не успели уничтожить, был и Рафаэль Фишер. После войны он окончил Строгановское училище. Принимал активное участие в монументально-декоративном оформлении столицы. Так, под руководством известного скульптора М.Г.Манизера Рафаэль Фишер принял активное участие в отливке 76 бронзовых фигур на станции метро "Площадь Революции", расставленных на постаменте в четырёх углах пилонов. Интересно, что революционный солдат с винтовкой в первой арке выполнен по эскизу Фишера. Именно эти скульптурные фигуры сыграли злую шутку в судьбе нашего героя. А дело в том, что все фигуры, для того чтобы уместиться в ограниченный сводчатый объём арочных проходов, были изображены либо вставшими на колено, либо согнувшимися, либо сидячими. Так вот, когда оформление станции подходило к концу, Рафаэль Фишер мрачно пошутил, сказав, что статуи представляют образ советского народа - "он весь или сидит, или стоит на коленях", остроумная шутка сразу же разлетелась по Москве, народ валом стал валить на станцию, чтобы лишний раз убедиться в правде крылатого выражения. Кто-то из так называемых друзей капнул куда надо, и наш Рафаэль Залманович был отправлен сначала на Лубянку, а затем по этапу на Колыму. Позже он мрачно шутил, перефразируя известное выражение Ф.Достоевского, что красота может не только спасти мир, но и погубить его. Лишь в 1956 году он был выпущен на свободу и реабилитирован. Он стал художником Московского комбината монументально-декоративного искусства, которым руководил тогда Александр Волошин. По его эскизам и проектам были созданы великолепные монументальные произведения в различных городах Советского союза. И не только. Так, он стал одним из участников создания орнаментально-декоративных работ в "Русском доме" в Берлине.

В конце 80-х годов он вышел на пенсию. Детей у него не было, а Циля, его дорогая Циля, умерла несколько лет тому назад и была похоронена на Востряковском кладбище. Надгробный памятник из черного лабрадора на могиле жены был последней монументальной работой Фишера.

В последние годы он стал принимать активное участие в работе российского фонда "Холокост", которым руководила Алла Гербер. В издательстве "Радуга" вышел его двухтомник "Очищение и жертвоприношение", который был переведён на многие европейские языки. Многолетняя работа была посвящена концлагерям Европы в годы Второй мировой войны. На основании собранных данных и воспоминаний оставшихся в живых узников в ней приведены фамилии, имена и должности палачей, количество жертв и, естественно описаны судебные процессы над фашистскими главарями. Двухтомник богато иллюстрирован фотографическим материалом, в нём даны рисунки детей, которые погибли в газовых камерах и которым чудом удалось спастись. Этот двухтомник, написанный кровью одного из узников Освенцима, тут же стал бестселлером на мировом книжном рынке. Это явилось одной из основных причин, благодаря которым Рафаэль Фишер оказался приглашённым в Люнебург, где должен был состояться суд над "бухгалтером Освенцима" Оскаром Грёнингом.

Уже в ходе судебного процесса Рафаэль Фишер подробно ознакомился с биографией этого немецкого 93-х летнего нациста, который, едва переступая полусогнутыми ногами и опираясь на ходунки, поддерживаемый с двух сторон судебными приставами, вошёл в зал. Нет, я не точно выразился, он не вошёл, а буквально вполз, при этом приветливо улыбаясь судье и приглашённым людям в зале, как давно знакомым людям. На его лице не было и тени вины и раскаяния за содеянное в годы его службы в лагере смерти. Весь его старческий облик с трясущейся седой головой в очках ничего кроме жалости и сочувствия не вызывал у присутствующих. Вот краткая биография этого почти столетнего старика.

Родился он 1922 году в семье ветерана Первой мировой войны, который был одним из активнейших членов реваншистского союза фронтовиков "Стальной шлем", ставшего позже одной из неотъемлемых частей гитлерюгенда. Понятно, что само воспитание и формирование молодого Оскара складывалось под воздействием националистических взглядов зарождающейся фашистской идеологии. Он, как и его отец, не раздумывая вошёл в организацию "Стальной шлем" и служил обычным клерком в банке Люнебурга. Как только началась Вторая мировая, он тут же, не раздумывая ни минуты, вступает в войска СС. Его бухгалтерский опыт пригодился, и в 1942 году приказом командования он направляется в Освенцим и становится бухгалтером в лагере смерти. Работа вроде непыльная - вести учёт вещей и денег, изъятых у прибывших евреев, которые будут уничтожены в газовых камерах.

Занимая невысокую должность уетершарфюрера, что соответствовало званию унтер-офицера в армейских частях, он встречал у печально знаменитой рампы поезда с узниками, затем изымал багаж и деньги у несчастных людей, вещи складывал, а деньги перевозил в Берлин в хозяйственное управление СС. Одним словом - был простым винтиком, учётчиком изъятых денег и вещей у приговорённых к смерти. Не более того. Ни одного человека он лично не убил, он лишь забирал то, что ему не принадлежало. Но таков был приказ. И что, вот за это его надо судить наравне с теми, кто действительно убивал и сжигал в газовых камерах невинных людей? За что? И это сегодня, когда прошло 70 лет с той страшной поры? Но он ведь не скрывал ни от кого, кем он был в годы войны и чем занимался в Освенциме. Да, он был в британском плену после войны. Но он до выхода на пенсию работал на стеклодувном заводе, вырастил двух сыновей, схоронил недавно жену и вёл незаметную жизнь самого обычного немецкого бюргера в Люнебурге. И тем не менее именно сегодня ему грозит срок тюремного заключения от трёх до пятнадцати лет. Старческий мозг Грёнинга неотступно сверебила одна и та же мысль - прежде чем судить и выносить свой приговор, ну найдите хотя бы одного живого свидетеля или письменного доказательство тому, что я убил хотя бы одного человека или занимался пытками. Нет таких доказательств, нет! И быть не может.

И вот здесь необходимо сделать одно существенное пояснение. А дело всё в том, что сознание "бухгалтера Освенцима", как простого немецкого обывателя, оперировало чисто количественными категориями в их материальном овеществлении: был доказательный факт убийства - судите; не было факта - не имеете права. Но вот подняться на более высокую ступень осознания происшедшего, на так называемый духовно-нравственный уровень понимания, ум Грёнинга просто не мог. Но мог потому, что ежедневный прагматизм мещанской, обывательской жизни напрочь исказил и поработил в себе остатки нравственности, самой совести.

Так уж случилось, что Грёгинг не знал, что в 2011 году ситуация с наказанием бывших гитлеровских преступников после решения Земельного суда Мюнхена по делу Ивана Демьянюка в корне изменилось. Был хотя бы косвенно причастен к машине убийства - получи заслуженное наказание. И неважно, открывал или закрывал всего лишь шлагбаум у ворот лагеря смерти, пришивал ли пуговицы к мундирам эсэсовцев, или просто был капо (надзирателем) - неси наказание. Косвенное участие ещё не отменяет саму меру наказания. (тот же Демьянюк лично никого не убивал, он был всего лишь охранником в лагере смерти Собибор, в котором было уничтожено 28 тысяч евреев. И тем не менее, тем не менее, он был приговорён к пяти годам лишения свободы. Пособничал убийству ни в чём неповинных людей - неси заслуженное наказание!)

Таким образом, прецедент был создан: прямо или косвенно участвовал в делах нацизма - получи по заслугам! Но и здесь не обошлось без издержек. Так, например, честные и порядочные люди той же Европы считают, что юстиция Германии сознательно выжидала, тянула сроки вступления этого законодательства по расширению вины и, следовательно, наказания до той поры, пока большинство из подозреваемых в косвенном участии в делах нацизма не умрут своей смертью. Вот какое милосердное законодательство! Простое свидетельство этому: в одном только Освенциме с 1940 по 1945 г.г. служило около 7000 эсэсовцев, а наказание получили лишь ... 50.

Михаил Румер приводит высказывание адвоката Томаса Вальтера, который в Люнебурге представлял интересы 30 соистцов: "В Германии нужно было отдать под суд тысячи мужчин и женщин, если бы критерии, которые действуют сейчас, начали действовать раньше". И дальше: "Однако в Германии не особенно хотели, чтобы все мелкие пособники нацистского режима преследовались судом. Так что остаётся судить глубоких стариков".

И всё-таки, что-то произошло, надломилось в сознании "бухгалтера Освенцима" в ходе судебного заседания в Люнебурге. Живым свидетелем этого не полного, но всё-таки прозрения был Рафаэль Фишер. Он был удивлён, когда услышал слова Грёнкина: " Да, я признаю свою моральную вину в массовых убийствах. Но я прошу учесть суд, что я был лишь кладовщиком и отвечал за хранение личных вещей прибывающих узников".

На вопрос судьи, почему он вступил в молодости добровольно в СС, Грёнинг ответил: "Шла война, и мне хотелось служить в этих элитных подразделениях. Я ничего не знал о газовых камерах, а когда узнал, то несколько раз просил отправить меня на фронт, но каждый раз получал отказ. Господин судья, я не отрицаю своей моральной вины и прошу вашего снисхождения при вынесении приговора".

Далеко не всех присутствующих в зале свидетелей обвинения, истцов и жертв Холокоста такое "покаяние" Грёнинга удовлетворило. Так, Ева Пустай, выжившая в Освенциме, в интервью газете " Die Welt " сказала: "Сама мысль о том, что обвиняемый переворачивал любовно собранный моей матерью чемодан и брал в свои руки платья моей младшей сестры Гилике, которая была убита в тот же день, вызывает у меня отчаяние. Я хочу встать в зале германского суда и рассказать всё, что я видела".

Другой участник судебного процесса, бывший узник Освенцима, Хеди Бем заявил: "Я очень надеюсь услышать, что само участие в работе машины убийства будет приравнено к преступлению. Так что в будущем никто уже не сможет совершить то, что сделал этот человек, и потом заявлять о своей невинности".

Фишер вспомнил слова Аллы гербер, сказанные ему накануне его отъезда в Германию: "Я убеждена, что процессы по делам людей, которые сами не убивали, хотя и работали в концлагерях, необходимы". К её высказыванию мог присоединиться любой еврей России. Такого ужаса, как Холокост, история человечества ещё не знала.

Размышляя далее о многострадальной истории людей, Фишер неожиданно пришёл к выводу, что за четыре с лишним тысячи лет этой самой истории было всего что-то около трёхсот мирных лет. Всего лишь триста лет, а остальные - войны, убийства, насилие, зверства, пожарища, разруха в сёлах и городах, лютая вражда и ненависть к себе подобным. В его встревоженном воображении вдруг предстала ужасная картина, нарисованная чёрным углём на листе истории: огромное жерло какой-то чудовищной пушки, в обнимку с которой стоит сатана и посылает в её прожорливое и ненасытное чрево один снаряд за другим. Гремят оглушительные взрывы, рушится и гибнет всё живое и неживое, чёрная пелена дыма окутала всё видимое и невидимое пространство. А сатана без передыха кривляется и гримасничает, его ржавый, звериный хохот заглушает крики и стоны стариков и детей, мужчин и женщин. "Вот вам моё откровение, вот вам моё пророчество , вот вам мой Апокалипсис о Новом Завете и новой земле!" - шипит он, посылая один снаряд за другим на головы людей. Его окровавленный рот посылает одно проклятие за другим всему живому и сущему, и кажется, что вот-вот, ещё чуть-чуть - и произойдёт конец света. Но, присмотревшись, Фишер неожиданно увидел в кромешном облаке дыма голенького ребёночка, в дрожащих ручонках которого был белый листок бумаги, на котором светились слова пятого Евангелия о спасении человечества. Фишер хотел прочесть эти пророчества, но картина так же внезапно исчезла, как и появилась. Единственное, что ему удалось запечатлеть в сознании, были слова на краешке белого листка: "Ад - неспособность любить!".

Открыв глаза и придя в себя, Фишер вновь обнаружил себя в зале судебного заседания. И вновь, в какой уж раз, мысли о праведном наказании любого участника гитлеровской машины третьего рейха, которое должно быть неукоснительным, не подлежащим никакому обжалованию. И тем не менее, он видел, нет, скорее, всё-таки чувствовал, что в зале есть и такие люди, которые жалеют Оскара Грёнинга, этого седого, немощного старика, который прилюдно покаялся в своём аморальном поведении на посту "бухгалтера смерти" Освенцима. " Ну что с него возьмёшь, с этого беспомощного старикашки, которому и жить то осталось всего ничего?, - думали эти сердобольцы. - Да и лет вон сколько минуло с той поры. А теперь что, его в одинокую камеру? Мы что, не люди? Мы что, не грешны сами? Нет, правосудие, каким бы оно ни было справедливым, всё-таки именно для этого человека нецелесообразно. Помимо закона должна же быть и мораль, основанная на милосердии и сострадании. Тем более к старикам, которым и жить-то осталось всего ничего".

Ладно, можно ещё как-то закрыть глаза на деяния бухгалтера в плане его отбора, сортировки и хранения вещей узников Освенцима, продолжал размышлять Фишер. А вот как быть с теми же золотыми украшениями, не говоря о вырванных золотых зубах, вырученные деньги от реализации которых шли на покупку или изготовление вооружения фашистской армии? С этим как быть? Тот же грамм золота, вырванного изо рта беззащитной Доры, превращался при реализации в килограммы свинца, которые шли на изготовление снарядов и оружия гитлеровских извергов. С этим как быть? Тоже закрыть глаза? Выходит на деле, что и ты, жалкий старикашка Оскар Грёнинг, пусть косвенно, но участвовал в убийстве людей. Факт есть факт, и от этого никуда не уйти. А кто сказал, что те же нормы морали и нравственности, несмотря на общечеловеческую природу милосердия и сострадания, должны уступать, вставать на корячки перед законами правосудия, когда речь заходит о справедливом наказании за содеянное зло?

Рафаэль Залманович Фишер на собственной шкуре познал, что такое "правосудие" по сталинским законам, он испытал на себе в полной мере, что такое издевательства и пытки тюремных вандалов, что из себя представляет одиночная камера и рабский труд на колымском лесоповале. Жизнь советского заключенного в сталинском ГУЛАГе практически ничем не отличалась от жизни узников Освенцима, Треблинки, Бухенвальда. Да, не все гэбисты получили по заслугам за свои деяния. А если уж начистоту, то практически никто. Многие из них даже после разоблачения культа личности Сталина на ХХ съезде компартии пошли на повышение в должности.

И вот теперь он здесь, в Люнебурге, на суде по делу Оскара Грёнинга, которое получило такой мощный общественный резонанс во всём мире. Теперь от его голоса зависит в определённой степени судьба этого подсудимого, будет ли к нему применена в полной мере люстрация или суд пойдёт на попятную? "Разумеется, дело не только в судьбе Оскара Грёнинга, - сказал Фишеру Михаил Румер, - не только в том, доживать ли ему век в своём доме в Люнебурге или в тюремной камере. Здесь проблема куда более широкая, и связана она с определением ответственности личности за участие - прямое или косвенное - в преступлениях тоталитарных режимов. И трактуется она не только применительно к событиям 70-летней давности. Эта проблема актуально и поныне, и обозначается она как "очищение посредством жертвоприношения".

_________

Невзирая на то, что суд над Оскаром Грёнингом так можно аукнулся в общественном сознании. Всё-таки его работа по большому счёту не устраивала Рафаэля Фишера. Не хватало чёткости в самой фактологии, какая-то вялая расплывчатость в терминологии, частые перерывы заседаний, неоднократные взывания адвоката к жалости и снисхождению к подсудимому, а сам судья даже однажды привёл слова Николая Бердяева. Сказав: " наша любовь к Родине должна быть сильнее, чем ненависть к врагам". Кто-то вообще увлёкся настолько, что забыл, зачем он здесь, и пустился в длительные рассуждения о тоталитарно-коммунистическом прошлом России и Германии.

Когда на вопрос судьи: "Вы можете конкретно назвать поимённо сотрудников СС, стоявших во главе руководства лагеря", - один из присутствующих начал что-то нечленораздельно мямлить, Рафаэль Фишер не выдержал и попросил слова. Судья дал согласие и пригласил его занять место за трибуной. Его низкий голос, напоминающий голос диктора Левитана, мощными раскатами мерно зазвучал в зале:

- Господин судья! Господа народные заседатели! Представляю вашему вниманию фамилии и имена основных руководителей и сотрудников лагеря смерти в Освенциме:

Ганс Аумейер - с января 1942 г. по 18 августа 1943 года - начальник лагеря Освенцим.

Стефан Барецки - с 1941 г. до января 1945 года - начальник мужского блока.

Рихард Баер - с 11 мая 1944 года - комендант Освенцима.

Урсула Батори - проводила селекцию заключенных, направляя их в газовые камеры. Отличалась крайней жестокостью к цыганским узникам.

Макс Гебгардт - командир СС в лагере.

Ирма Грезе - старшая надзирательница.

Мария Мендель - с 1942 - 1944 гг. начальник женского лагеря.

Йозеф Клер - возглавил дезинфекционный отдел и проводил массовые уничтожения узников при помощи газа.

Отто Молль - начальник крематориев, отвечал за сжигание трупов на открытом воздухе.

Йозеф Менгеле - немецкий врач. За 21 месяц своей работы в Освенциме заработал репутацию одного из самых опасных нацистов, получил кличку "Ангел Смерти". Лично встречал поезда узников и сам решал, кому из них предстоит работать в лагере, кто пойдёт на его опыты, а кто сразу же отправится в газовую камеру.

Герхард Палич - лично расстреливал узников во дворе блока № 11, сеял ужас среди узников, отличался необычным садизмом.

Кар Фрич - предложил испытывать смертельный газ "Циклон Б" на пригодность для массовых убийств и провёл первые испытания на советских военнопленных.

- Уважаемый господин Фишер, что вы можете сказать о самом лагере смерти в Освенциме?, - спросил судья.

Фишер: В 1939 году, когда немецкие войска вошли в Польшу, город Освенцим был переименован в Аушвиц (Первый лагерь так и был назван "Аушвиц"). Основан лагерь 20 мая 1940 года. В блоках № 1, 2, 3, 12, 13, 14, 22, 23 были размещены советские военнопленные. Блок № 11 назывался "Блоком Смерти". В нём находилась лагерная тюрьма.

Лагерь смерти был обнесён двойным проволочным забором, по которому пропускали электроток высокого напряжения. Весной 1942 года лагерь с двух сторон был обнесён железобетонным забором. Охрану несли солдаты СС из соединения "Мёртвая голова". Узники работали 6 дней в неделю. Работа была изматывающая, на пределе человеческих сил. Многие не выдерживали и падали замертво. Скудная пища, невыносимые условия существования в бараках с каждым днём и месяцем увеличивали количество смертей и суицидов. Тех, кто казался "непослушным" тюремному начальству, сажали в герметичные камеры, где нехватало воздуха, или помещали в "стоячие" камеры 90 х 90 см., где заключённые всю ночь проводили на ногах. В камере № 24 был даже публичный дом.

В лагере Аушвиц 2, известному как Биркенау, содержались сотни тысяч евреев, поляков, русских, цыган. Число жертв этого лагеря составляло более миллиона человек. Более 340 тысяч скончалось от болезней и избиений. Многие были просто казнены.

Близнецы и карлики отправлялись на различные медицинские эксперименты , в частности, к доктору Йозефу Менгеле.

Политзаключенным нашивали красные треугольники.

Уголовникам - зелёные.

Антиобщественным деятелям - чёрные.

Свидетелям Иоговым - лиловые.

Евреям помимо всего следовало носить жёлтые треугольники.

Судья: Господин Фишер! Что вам известно о тех добрых людях, которые помогали узникам Освенцима?

Фишер: Я полагаю, что всем известно имя Оскара Шиндлера. Этот немецкий промышленник спас около 1000 евреев, выкупив их для работ на своей фабрике. Думаю, что мне нет надобности говорить о "Списке Шиндлера", известном любому честному человеку.

Максимилиан Комбе - католический священник. Он добровольно пошёл на смерть ради спасения товарища по несчастью Франтишека Гаёвничека. За этот подвиг причислен к лику святых мучеников.

Всем известен подвиг Януша Корчака, погибшего в газовой камере вместе с детьми.

Подобный подвиг повторил и Салли Байн в городе Белиц, недалеко от Потсдама. Будучи директором гимназии, он вместе с детьми погиб в газовой камере. В настоящее время по инициативе руководителя еврейской общины города Потсдама Михаила Ткача созданы эскизы по созданию памятника этому мученику. К сожалению, прошло больше года с момента утверждения администрацией города Белиц эскиза памятника , но дело не сдвинулось с мёртвой точки. Я лично прошу вас, господин судья, обратиться с просьбой к канцлеру Германии или к другим высокопоставленным чиновникам о незамедлительном строительстве этого памятника. Как сказал поэт, "Это нужно не мёртвым. Это нужно живым!"

Судья: Хорошо, господин Фишер. Хотя это и не входит в мои прямые обязанности, но я исполню вашу просьбу. Скажите, вы можете назвать имена наиболее знаковых, известных узников, погибших в Освенциме?

Фишер: Уважаемый судья! Перед Богом все имена безвинно загубленных в лагерях смерти равны, вне зависимости от их рангов и положения в обществе. Но несколько имён я всё-таки назову. Вот они:

Эстела Агстерибе - Олимпийская чемпионка по гимнастике.

Бедржик Вацлавек - чехословацкий эстетик, критик.

Арпад Вейс - венгерский тренер, футболист.

Иосиф Ковальский - польский священник.

Сандро Фазини - французский художник.

Простите, мне трудно говорить. Можно сделать перерыв?

Судья: Объявляется перерыв на полчаса.

После перерыва судья вновь пригласил Фишера занять место за трибуной. Когда в зале наступила тишина, он спросил Рафаэля Залмановича, что тому известно о выживших?

Фишер: Готовясь к своему выступлению, я составил подробный список фамилий и имён тех, кто чудом остался жив, пройдя гитлеровскую мясорубку Освенцима. Этот список я передам вам, а пока позвольте мне зачитать лишь некоторые имена с указанием их профессий. Итак, внимание!

Альфред Ветцлер и Рудольф Врби - беглецы из Освенцима. Первыми написали отчёт о концлагере Освенцим.

Биро Даян - израильский военачальник.

Примо Леви - итальянский писатель.

Витольд Пилецкий - польский деятель движения Сопротивления.

Виктор Франкл - австрийский психиатр и психолог.

Тадеуш Боровский - польский поэт и прозаик.

Миклош Нисли - венгерский врач-еврей, автор документальной повести "Свидетель обвинения".

Станислава Лещинская - акушерка, принявшая роды более чем у 3000 женщин-заключённых.

Симон Лакс - польско-французский композитор, дирижёр лагерного оркестра.

Эли Визель - еврейский, французский и американский писатель, лауреат Нобелевской премии мира ( 1986 г.)

Кристина Живульская - писательница. В 1947 г. вышла её книга "Я пережила Освенцим".

Имре Кертес - венгерский писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе (2002 г.)

Судья: На сегодняшний день имеются разноречивые данные о числе погибших в Освенциме. Что вы можете сказать по этому поводу?

Фишер: Для полного и чёткого представления о погибших в Освенциме требуется огромная исследовательская работа историков, сотрудников мировых центров "Холокост". И проводить её надо незамедлительно, пока ещё жив хотя бы один из мучеников лагерей смерти. Вот что мне известно:

Число жертв Освенцима составляет 1 613 000 человек.

1 440 000 из которых составляют евреи.

140 000 - поляков.

100 000 - русских.

23 000 - цыган.

А вот сколько точно покончило жизнь самоубийством, или "пошли на проволоку", выражаясь лагерным сленгом, мне, к сожалению, не известно. То же самое и о "вылетевших в трубу", т.е. сожженных в крематории. Повторяю: для этого нужна кропотливая работа, и работа не одного человека.

И в заключение я хочу напомнить ещё раз всем собравшимся в зале, что лагерь Освенцим был освобождён 27 января 1945 года советскими войсками. День освобождения лагеря установлен ООН как Международный день памяти жертв Холокоста. Благодарю всех за внимание!

15 июля 2015 года суд в Люнебурге приговорил Оскара Грёнинга к лишению свободы на четыре года. И в этот же день от обширного инфаркта скончался Фишер Рафаэль Залманович. Один - "бухгалтер смерти" Освенцима; другой - "счетовод жизни", один из главных обвинителей на судебном процессе Люнебурга. Один - винтик гитлеровской машины уничтожения, другой - узник сталинского ГУЛАГа. Но чтобы в один день жизнь, дарованная немецкому преступнику, бросила в объятья смерти жизнь еврейского праведника? Нет, это уже мистика, в которую невозможно поверить. Вот вам на деле "жертвоприношение во имя справедливости" по закону "люстрации".

Почему-то вспомнились слова Достоевского: "Бытие только тогда и есть, когда ему грозит небытие". Но какое "бытие" и можно ли его назвать действительно бытием? Вот в чём вопрос...

17 июля 2015 г. Потсдам.

Илья Клейнер

Библиотека » Илья Клейнер. Избранное.




Выставка работ
Книги